Языковое безобразие

Украинская “верховная рада” приняла закон о предоставлении языкам, на котором говорит часть жителей того или иного региона, статуса региональных. Этот закон является предельно ослабленным вариантом естественного требования большинства объявить русский язык вторым государственным языком на Украине. Но главной причиной его принятия стало желание Киева угодить своим западным шефам, ведь в противном случае была бы нарушена Европейская хартия о языках, к которой Украина давно присоединилась. Теперь в ответ проигравшее борьбу за закон “западенское” меньшинство устраивает блокаду правительственного здания, организует массовые беспорядки и одновременно прикрывается цепью депутатов меньшинства, злоупотребляющих своей неприкосновенностью. Власть отступила и не стала деблокировать здание, а председатель парламента, ранее сбежавший с заседания, на котором принимался закон, заявил об отставке и о том, что принятие закона “разъединяет нацию”.

 

Однако давно пора понять и признать: не существует никакой единой “украинской нации”. То, что ей называют – два очень разных субэтноса, хотя и родственных: собственно украинский и западенский. Первый относительно равномерно расселен почти по всей территории Украины, с преобладанием на т. н. гетманщине (центр республики); вторые компактно проживают преимущественно в четырех западных областях (кроме Закарпатья, населенного еще одним субэтносом – русинами). Отличия между ними наблюдаются очень во многом, но самое яркое из них в том, что украинцы обычно тяготеют к православию или православной культуре, а западенцы – к католичеству или униатской церкви.

 

Западенцы, будучи меньшинством, причем весьма злобным и закомплексованным, значительно активнее благодушного большинства. Начиная с Кравчука, все украинские президенты делали их своими “политическими янычарами”, позволявшими проводить курс на интеграцию в западные системы. Примерно так же, как турецкие султаны держали в повиновении Грецию с помощью войска албанских пашей.

 

Ситуация на Украине такова: более 50% реально признают родным русский язык, примерно 45% – украинский. Остальные говорят на их смеси. К моменту крушения Российской Империи, так долго ожидаемого “самостийниками”, подавляющее большинство населения Малороссии говорило и думало исключительно на русском языке. Украинский же язык частью постепенно вымирал, частью культивировался и насаждался в кругах эмиграции – большей частью польской и польско-украинской, осевшей в Австро-Венгрии, и именно там он сложился в формах, близких нынешним. Причем культивировался и сохранялся он там именно в целях развития антироссийских сепаратистских движений на Украине. Булгаковская сцена, когда адъютант самостийного гетмана Скоропадского мучительно пытается построить фразу на украинском, и сам гетман бросает: “Черт с Вами, докладывайте по-русски. Вообще, безобразие: никто из моих офицеров не говорит на государственном языке”, – это не вымысел, а историческая правда.

 

Нынешняя “мова” стала приживаться лишь при активном вмешательстве советской власти, проводившей политику всесторонней “украинизации”. Сегодня на Украине всерьез требовать, чтобы все говорили по-украински - все равно что требовать в Греции, чтобы все писали по-древнегречески, в Италии – по-латыни, а в России – по-церковнославянски. Эти языки могут входить в программу классического гуманитарного образования, быть предметом некоего гуманитарного снобизма, но никак не языком текущей жизни.

По данным опроса, проведенного компанией Research & Branding Group, 68% граждан Украины свободно владеют русским языком, а украинским – 57%. Согласно исследованиям американского института Gallup, проведенного в 2008 году, 83% опрошенных граждан предпочитают использовать для общения русский язык. По данным Фонда “Общественное мнение”, в областных центрах Украины 75% населения предпочитают общаться на русском языке и только 9% – на украинском.

 

При этом считается, что в республике живут в большинстве своем два доминирующих народа – русские и украинцы. Причем по официальным данным (перепись 2001 года) украинцев – 78%, русских – 17%, остальные насчитывают менее 1% каждый. Это ничто иное, как результат насильственной большевицкой “украинизации”, в ходе которой русские люди, чтобы избежать осложнений, предпочитали записывать себя “титульной нацией”. О том, насколько это не соответствует действительности, говорит даже то, что по данным опросов 2004 года Киевского международного института социологии русский язык используют дома 43%-46% населения Украины – т. е. это скорее минимальная реальная численность русских на Украине.

 

В Крыму на деле вполне космополитичная верхушка Украины противопоставила местному доминирующему русскому населению переселяемых туда татар. На самой Украине русским и малороссам противопоставили западенцев, выдавая их за украинцев и как бы позволяя действовать от их имени, одновременно лишая права и на это имя, и на собственное самоопределение. Кстати, несколько лет назад твердящий сегодня о “расколе нации” председатель Рады Литвин в ответ на вопрос, почему украинская власть не соглашается объявить русский язык, на котором говорит большинство страны, вторым государственным, заявил: “Тогда через три года вообще никто по-украински говорить не будет!”, то есть признал, что навязывание украинского языка современной Украине искусственно и может иметь успех только под административным давлением.

24 июля 2012   Просмотров: 4 124