Художник с острова сокровищ

С 2 августа по 2 сентября в школе акварели Сергея Андрияки проходит персональная вставка куратора галереи «Измайлово», современного московского художника, Виктора Маторина, работающего преимущественно в жанре исторической картины.

 

Мы встретились с Виктором Маториным в мастерской художника на Измайловском острове и его ученицей, художницей, а ныне преподавателем местной детской художественной студии, Марией Бурцевой.

 

***

- Виктор Викторович, расскажите о том, как возникла тема «Мой остров сокровищ»?

 

В.М.: - «Мой остров сокровищ» - место, которое я для себя открыл благодаря тому, что у меня здесь появилась мастерская, сделал порядка 130 работ. Сам Измайловский остров отгораживается водой от города. Тут даже микроклимат другой. Я нахожусь здесь зимой, летом, наблюдаю природу каждый день почти что круглосуточно. Когда я стал писать свои этюды, заметил, что природа особо реагирует на все, и выстраивается цикл основных праздников: «Летний новый год», «Пасха», «Покров». Картина «Пасха» с красным снегом – абсолютно реально то, что я увидел, это особое состояние – нарядную пасху самой природы. Как и во время Пасхальной службы меняется облачение священников, так и природа меняет свой окрас. Фактура снежная стала красной. Это на самом деле увиденное состояние природы, не придуманное. Пришла идея сделать цикл праздники – об изменениях природы.

 

- У вас на выставке много старинных предметов, они примыкают к полотнам соответствующей тематики. Расскажите о моменте связи. С одной стороны вы обращаетесь к прошлому, с другой стороны вытаскивая эти предметы в настоящее в своих работах. Какую роль играет тут предмет?

 

В.М.: - Предметы на меня влияют сильно, я надеюсь, что и на зрителя тоже. Я стараюсь избавиться от того, что прошлое - это то, что было когда-то там давно и этого нет. Хочется связать прошлое и настоящее в одно целое. Мне самому помогают эти предметы ощутить дух эпохи, когда, например, ты сам берешь в руки настоящую саблю, которая двести лет в земле пролежала, реально чувствуя ее вес, фактуру. Сейчас вся история преподносится, очень былинно - сказочно. Теряется острота и реальность. У нас в музее экспозиция живая. Все предметы можно трогать. И когда ребенок подходит к сундуку 17 века, который можно открыть ключом, и услышать, как он скрипит, почувствовать, как он тяжел, можно посмотреть как он был сделан и потрогать этот сейф того времени, появляется иное отношение к прошлому. Ребенок одел на голову старинный шлем, подержал в руках меч, который участвовал в боях, у мальчишки сразу загорается сердце, ему хочется узнать все об этом сражении, историческое событие приобретает для него совсем иное значение. По-другому начинаешь воспринимать и людей, которые тогда жили. История людей становится живой. Я за то, чтоб к истории можно было прикоснуться, реально потрогать.

 

Кстати, когда в мастерскую приходят дети, им всегда хочется потрогать картины. И я это разрешаю, ведь тогда происходит совсем другой контакт, ребенок уходит не просто с информацией, картина для них оживает.

 

- Ваша картина «Казнь Пугачёва» показывает совсем иной взгляд на Пугачева, расскажите об этой работе.

 

В.М.: - Я долго не мог сделать художественного решения, не мог до конца приступить к ней... Потом я прочитал такую вещь, что перед казнью Пугачёв раскаялся, сказав дословно: «Прости народ православный, коль я в чём согрешил пред тобой». Картина имеет два названия. Первое название – «Казнь Пугачёва», а второе – «Прости народ православный». Я не хотел показывать, что вот какой Пугачев брутальный, или что на Болотной площади в Москве головы рубили православным. Моя картина о другом и главная ее тема - покаяние, тема раскаявшегося разбойника. Моё решение вот такое, в опоре на те документы, информацию, которую я нарыл. Это моя дипломная картина - последняя учебная, и первая творческая работа. Но ещё конечно же, дипломная картина – это коллективный труд. Нет такого, что преподаватель за тебя пишет. Но тем не менее, ты ходишь на лекции, постоянно встречаешься с людьми, у тебя есть руководитель, который занимается с тобой. Он прорабатывает и утверждает эскиз. От дипломной работы начинается отсчёт того, что начинается твой путь как художника. Как раз эта выставка начинается от дипломной картины, когда и начался мой самостоятельный путь и цикл исторических картин, сокровищ, этюды.

 

- На выставке выставлены не только картины но и эскизы, этюды.

 

В.М.: - Да,я специально выложил весь материал – подготовительные эскизы к картине. Почему я это хочу показать, потому что я сталкиваюсь с тем, что люди очень часто меня спрашивают: «А как вы написали это?», «А как вы сделали это?». Хочется людям немножко приоткрыть вот эту тайну. Мы видим картину – это верхушка айсберга. А чтобы сделать, любую из стоящих здесь картин, работу предваряет колоссальный сбор материала. Начинаешь писать этюды, делать первые эскизы. Это первая идея, вторая, третья, пятая... потом какой-нибудь генеральный эскиз появляется и, опираясь на этот генеральный эскиз, появляется большая работа.

 

- Как у Иванова «Явление Христа народу»?

 

В.М.: - Это даже зрителю лучше не объяснять. Зритель умрёт. Если увидит и узнает, он возненавидит искусство. Зритель хочет увидеть, что это легко было сделано, что художник непосредственный. Образ такого пьянчужки с бородой. В бороде – капуста. Трубку из зубов не вынимает. Он легко ночь гуляет, придёт: раз – и всё! Это некий такой художественный образ. Фантазия на тему. Если зритель, увидит, какой это адский труд, то скажет «так не бывает». И вот я на этой выставке показываю как раз эти эскизы. Некий этап. Но этот эскиз интересен тем, что я увидел вдруг решение. Я его выставляю, чтобы потом рассказывать, показывать, что не всё вот так вот надо прорисовывать. Это к вопросу авангард это, не авангард. В любой работе есть некое абстрактное начало. Моя жизнь художника вообще здесь как проект. В этой мастерской на этом острове, где собираются неравнодушные люди. Мы делаем и мастер-классы и студии тут же ведём. У нас в студию детки от 4-х лет ходят, с ними как раз Мария занимается.

Фото: Юлия Руденко

 

- Маша, очень сложно, наверное, с такими маленькими детьми 4-х лет?

 

М.Б.: - Вот с ними, кстати, проще, у них вкус ещё не испорченный. Поэтому когда показываешь, что-то красивое яркое и ещё на глазах у них делаешь, тут сразу моментальная реакция – «Ух-ты! Я тоже так хочу!». А когда понятно, как это делать, то сразу все, в общем-то, и делают. Поэтому вот эту аудиторию заинтересовать намного проще. А вот аудиторию постарше, которая уже любит «Ранеток», и у них и у родителей свои вкусы, своё видение, что красиво – это «как на фотографии». Вот это гораздо сложнее.

 

Один мальчик вот он очень интересный на мой взгляд. Многие девочки приходят, они просто любят рисовать - рисовать картинки. Ну это тоже неплохо. В этом возрасте они видят красивого котёнка, им вот хочется тоже нарисовать котёнка. Увидели лошадку – все хотят рисовать лошадку. Научились… Победа – ура! Этот вот мальчик он интересен тем, что он рисует сразу картину, т.е. он не хочет нарисовать какую-то картинку красивую, а вот он именно сразу придумывает образ. Ребёнок когда он рисует, он проживает на самом деле целую историю. Целый мир. Особенно маленький ребёнок. Вот в 4 года они приходят, рисуют сначала каляки-маляки. Задаёшь им вопрос: «а что это?». А это оказывается человечек ехал в машине, повернул за дом, дом... там в нём свет выключили весь рисунок поэтому чёрный. «Потому что свет выключили». Свет погас. А там на самом деле был миллион картинок до этого. Т. е. это целая история на одном листе, своеобразный мультфильм. И чтобы заставить ребёнка зафиксировать вот этот момент, какой-то один выбрать, который расскажет всю эту историю, сделать его ещё и художественно при этом... Это вот уже задача. И чтоб ему интересно ещё было. Потому что они быстро устают. Они вот выплеснулись сразу, и всё и ему уже неинтересно. С каждым по-своему –они очень разные.

 

- Почему важно иметь вкус?

 

М.Б.: - Как почему? Это во многом связано именно с личностью человека. Потому что тот мир, который нас окружает, создан Богом. Создан прекрасным. А всё что уводит от этого – это поиск форм, которые Богом не предусмотрены. И когда человек попадает на природу, он в гармонии с ним. Мы с детьми учимся наблюдать природу. Вокруг – бетонные коробки и дети от природы оторваны. Для гармоничного сосуществования личности это очень важно. Важны критерии красоты. Все вот эти современные антиформы – но это подмена на мой взгляд. У нас есть цикл летних занятий «Сказки в красках». Мы в начале слушаем сказку, либо смотрели мультфильм. Но мультфильмы тоже я выбираю таким образом, чтобы были какие-то разные художественные приёмы. Тот же «Ёжик в тумане» и мультфильм «Ёжик и медвежонок». Сказки по-разному нарисованы. Как каждый художник стилистически решает... Его деревья одни, у другого другие. Художественно интересно. И это исходит из натуры, не противоречит природе.

 

- А какой бы результат работы с ребёнком за год принёс бы удовлетворение?

 

М.Б.: - Год. Смотря какой возраст ещё. Для разного возраста разные задачи.

 

- Самый маленький.

 

М.Б.: - Самый маленький? В идеале, конечно, это когда приходят родители и рассказывают «у меня ребёнок идёт и показывает: «листики такого оттенка, листики такого оттенка Начинает обращать внимание на изменения в природе. То это здорово, это уже достижение. В любом случае в конце года ребёнок учится держать карандаш в руках и учится кто-то, кто-то хуже, но доступными средствами изображать то, что хочет изобразить. Если из простых форм он может собрать какую-то интересную композицию и эта композиция будет опять же ещё и динамическая. Потому что динамика – это тоже очень серьёзные шаги. По цвету опять же. Уходит от стереотипа, что зелёная травка, солнышко жёлтенькое в правом или левом уголочке вот так вот отрисованное. Если уходят эти стереотипы и появляются разные пейзажи – с ночным небом, закатным. Если они начинают различать состояние раннего утра, начинают об этом думать, придумывать, то это тоже здорово. Целый спектр на самом деле того, что хотелось бы, тут важно не просто научить, а ещё и учиться, у природы и у других.

 

-Виктор Викторович, часто в современном искусстве смысл превалирует над ремесленной добротностью и грамотностью. Как вы к этому относитесь и какое место в своем творчестве вы отводите ремесленной части?

 

В.М.: - К сожалению, сейчас происходит огромная подмена ценностей. И зачастую искусство становится бизнесом, когда, например, сносятся памятники архитектуры, которые за искусство не считаются. И тут же мы видим, выставленный на Биенале современного искусства, баснословной стоимости арт-объект, который представляет из себя торчащие из земли вряд черенки от лопат. Простите, но я «это» не могу принять за искусство. Это не искусство, а обман, который устраивают на государственные деньги. Чтобы вынести из музея кусок золота, нужно убедить всех, что это не золото, а чтоб внести в музей вместо золота покрашенную деревяшку, нужно убедить всех, что это-то и есть настоящее золото. Но для этого сначала нужно нас всех запутать, перевернув все с ног на голову, а потом уже и навязать можно все что угодно. И все зависит от того, кто какие ценности собирает и как он к этому относится. Ведь мы пока еще свободны, свободны самостоятельно определяться с ценностями, свободны их беречь и отстаивать. Но моя позиция в этом отношении жесткая – таким вещам нужно противостоять. Я это делаю и как художник и как директор галереи. И хотя наша галерея государственная, мы такое искусство не показываем. Мы показываем настоящее искусство, и это не обязательно классика. Часто мы выставляем у нас молодых и пока еще никому неизвестных художников. Есть определенная азбука грамоты, каноны, по которым можно определить настоящее искусство от не искусства. У нас есть команда жюри, которая определяет, что это есть достойный художник и выставляем его у нас совершенно бесплатно. Для молодых художников это возможность быть увиденными, возможность получить оценку и профессионалов и обычных зрителей. За три года очень много работ выпускников художественных ВУЗов было выставлено. И это центр, который притягивает к себе одинаковых по духу людей, возможность познакомиться с такими же как и ты, возможность объединиться. Молодые художники собираются, общаются, часто мы вместе рисуем. Да, СМИ мы не очень интересны, но мы есть и нас много.

 

Вера как раз и помогает обрести ту основу, тот стержень, который не даст заблудиться, не даст запутаться в том, что есть добро а что есть зло, что бы там нам активно не навязывали извне.

 

Для чего нам нужна вся эта история? Делать своё дело. Многие нас обвиняют: вот это ваша игрушка, вы в неё играете. Это наша жизнь. Потому что мы верим в это и поэтому так относимся. Свой ответ миру. Я считаю, что это тоже кстати часть моего творчества. Я тоже не сразу к этому пришёл. Я думал, что буду как эгоист заниматься искусством и всё. Вот меня мир примет. Принимайте меня таким и всё, я гениальный художник, вот я так вижу, пишу. Любите меня. А мир с одной стороны не принимает, с другой стороны появились такие активные амбициозные фигуры... А нам нужно сделать своё. Нам нужно создать свою галерею. Нам нужно создать свой мир и пригласить туда своих людей, таких, которые близки нам по духу.

 

Юлия Руденко, Илья Лозинский

Источник: «Православие.ру»

1 сентября 2012   Просмотров: 2 792   
3 сентября 2012 07:36
Не сказал бы что выставка заслуживает внимания православного человека.
  Жалоба      1
-->