Падение звезд

На Русской Голгофе, когда обновленческие священники и архиереи вторично распинали Христа, народ действительно был глубоко смущен. Он видел, как обновленцы буйствовали и безчинствовали в православных храмах, как они безцеремонно и предательски "лобызали" истинных пастырей народных и убирали их с дороги прочь. Народ долго смущенно молчал. Потом он стал выражать свое возмущение особым протестом. Он совершенно перестал ходить в обновленческие храмы. 

Церкви, где служили обновленческие "архиереи", "священники", оказались пустыми. Люди предпочитали молиться у себя дома или шли за несколько десятков (а то и сотен) километров в уцелевший православный храм и плакали, и молились за страдальцев и страдающую Русскую Православную Церковь.

Сколько горя, сколько слез, стенаний, горьких рыданий перенес православный народ, оказавшийся почти без пастырей своих и духовных отцов. Как круглая сирота, народ русский искал себе истинных пастырей, но они сидели в тюрьмах, погибали в шахтах и на тяжких работах. А продажные и зубатые "волки" в светлых золотых ризах сидели на высоких кафедрах и наслаждались славой и преклонением льстецов и человекоугодников.


Видя это безбожное кощунство обновленцев, народ кинулся опять к Патриарху Тихону и вместе со своим избранником и мучеником слезно и горько возопил к Богу. Господь смилостивился над Русской Церковью. Он внял горьким мольбам страдальцев-заключенцев, которые день и ночь умоляли Бога за родной свой русский народ.


Правительство изменило свое отношение к обновленцам. Оно увидело, что народ не пошел за ними, как этого хотелось. Лишившись поддержки извне и изнутри, эпидемия обновленчества стала слабеть и через три-четыре года растворилась в народе, но совсем не уничтожилась.


Оставив на церковном теле ужасные смертельные раны, обновленчество, как загнанная ехидна, притаилось в гуще народной, чтобы в удобный для себя момент снова поднять свою ядовитую голову и убить Церковь навсегда...


Да, в течение 11-12-ти лет (1918-1929 гг.) наша Святая Православная Церковь пережила ужасный период. Недаром святые страдальцы (православное духовенство и многие из народа), замученные за святое Православие, возопили пред Богом: доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу? (Откр. 6, 10). Господь помиловал Русскую Церковь, но надолго ли?..


altИ звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои (Откр. 6, 13)


Святой Нифонт Цареградский о духовенстве последних времен говорил так: "Занимающие престолы будут неискусны и не будут знать художества добродетели. Таковы же будут и предстоятели монашествующих, ибо они будут низложены чревоугодием и тщеславием и будут служить для людей более соблазном, чем образцом. Многие будут одержимы неведением, падут в прелесть, заблуждаясь в широте пространного пути".


Один историк рассказывает ужасную картину. Он видел падение звезд с неба. В холодную зимнюю ночь звезды сыпались с неба, как горох. Они летели по небу, оставляя за собой длинный огненный хвост. Падающих звезд было такое множество, что казалось, все небо опрокидывается вверх дном. "Это было нечто ужасное и кошмарное, - пишет историк, - все небо горело, большие горящие звезды неслись во множестве за горизонт, ни одна из них не упала на землю. И если бы звезда упала, хотя одна, на землю или коснулась ее, тогда произошло бы светопреставление, земля в один миг сгорела бы, как спичка, рухнула безвозвратно в бездну".


Люди, видевшие это ужасное зрелище, бежали кто куда сломя голову. Одни неистово кричали, другие рыдали, вопили от страха, третьи ревели и хохотали, лишившись рассудка.


Как могли звезды падать в таком множестве и куда они упали, историк объяснить не мог. Он только свидетельствует, что было и что он сам видел.


Конечно, страшное событие - видеть падающие звезды, но еще страшнее - видеть падение других звезд.


В 1961 году один церковный деятель говорил себе: "Что я так живу? Общество меня не любит, одни старухи кланяются, молодежь мне смеется в глаза, люди серьезные косятся, даже мои родные дети - и те меня ненавидят. Уйду из Церкви на завод - послужил священником 30 лет - и хватит. Куда народ идет, туда и я пойду".


И он снял с себя священство и ушел в мир. В эту ночь его матушка много молилась. Когда она вышла на крыльцо, то неожиданно увидела, как большая сияющая звезда быстро падала с неба. Она сразу все поняла и горько-горько заплакала.


Духовенство, отрекшееся или перешедшее работать диаволу, - это упавшие звезды. Ранее они горели на церковном небе, теперь упали с высоты небесной, и не стало их.


Святой апостол Иуда называет их звездами блуждающими, которым блюдется тьма на веки (см.: Иуд. 1, 13). Прелюбодеи и прелюбодейцы! - восклицает святой апостол Иаков. - Не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога (Иак. 4, 4)?


В нашей Русской Церкви падение звезд с неба началось с периода злосчастного обновленчества. Тогда архиереи и протоиереи десятками покидали Православную Церковь и переходили в привилегированное обновленчество.


В мировом масштабе массовое падение звезд с неба совершилось в 1941-45 годах и далее. И вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь. И звезды небесные пали на землю <...>. И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих. (Откр. 6, 12-14).


И кто бы мог подумать, что русское обновленчество даст потом такой мировой резонанс?!


Сатана, начавши свое знаменитое низвержение звезд с неба России, развил его во всем мире. Во всех великих и малых странах мира Церковь Христианская стала терять сотни и тысячи своих пастырей. Одних мучили, убивали вследствие меняющихся правительств, другие массами переходили на службу той или иной власти, падая таким образом с высоты Церковного неба и становясь потухшими камнями.


Таким образом, великое потрясение всех народов, возникшее вследствие Второй мировой войны, продолжается и поныне. Государства и страны живут на слабой песчаной почве. Мало где существует твердый, нерушимый строй жизни. Всюду неустройства, всюду демонстрации, волнения, убийства. А самое страшное, что вследствие этого трясения (1941-45 гг.) небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих (Там же, 14). Ох, уже если небо скрылось от нас, то чего же нам ожидать теперь?! Солнце стало мрачно как власяница, луна сделалась как кровь, звезды попадали, и само небо скрылось. И такое бедствие совершается теперь не только в нашей Русской Православной Церкви, но и во всем христианском мире.


Солнце - светлая вера Христова - сделалась всюду темной, осмеянной, очерненной, подобно власянице, луна - другие нехристианские религии - стали страшными для народов, они окровавились, окрасившись в кровавый цвет. Звезды - духовенство - поблекли и многие упали с высоты, оземнели, оматериализовались, и небо церковное скрылось от людей.


"Эх! - вздыхает Божий человек, - какая только жизнь на земле! Куда делась прежняя отрада души? Куда делась тихая радость сердца? Почему нет мира и покоя в жизни? Куда делась святая нежная любовь? Почему люди не стали доверять друг другу? Почему страх и трепет царствует в наших сердцах? Отчего дети не любят свято своих родителей? Отчего родители тяготятся своими немилыми детьми? Куда делся тихий семейный уют? Куда исчезла навсегда обаятельная брачная радость?.."


Небо скрылось от нас, и народы остались на земле без неба. Как ни строй новое "земное небо", как ни улучшай бытовую жизнь каждой семьи, каждого общества, мира в целом, все равно без подлинного неба не может быть радостной и спокойной жизни на земле.


Всякая гора и остров двинулись с мест своих (Там же). Святой Андрей Кесарийский, святой Иоанн Златоуст и другие Святые Отцы видят в этом печальное оскудение духовной жизни. Гора и остров - возвышение, высота среди бушующего житейского моря. Когда эти высоты вследствие землетрясения меняют свои места и оказываются совершенно в иных краях, тогда нарушается обычная гармония физической жизни.


Точно так же духовная высота или остров (сильные духом люди, пастыри, старцы) будут гонимы с места на место, из одного монастыря - в другой, с одного прихода - на другой, из одного села - в другое село, из края - в край, лишь бы скорее их изжить с земли. Разве не пострадает, разве не поблекнет, не уменьшится от этого духовная жизнь?!


- Что вы меня гоните? - жаловался седой игумен своим собратьям в монастыре. - Ведь я здесь уже 50 лет живу!


- Мы тебя не гоним, отче, - говорили они ему, - тебя переводит начальство.


- А зачем меня переводят? Куда меня переводят?


- Переводят, чтобы тебе покой дать.


- Здесь мне очень покойно.


- Здесь народ к тебе ходит и безпокоит тебя.


- Ну и пусть ходит, скорбные они, вот и ходят.


altСтарец пошел к настоятелю, чтобы узнать всю правду, почему его переводят в другой монастырь и в какое место. Настоятель сделал вид, что сочувствует горю старца, но помочь никак не может, потому что так распорядился архиерей.


- Что я плохого сделал архиерею? - спрашивает гонимый старец. - За что он переводит отсюда?


- За то и гонит, - утешает его настоятель, - что за тобой ходит народ и почитает тебя за святого.


Старец заплакал.


- О, Господи Боже мой! - вздыхает он больной своей грудью, - до чего же я дожил, люди почитают меня за святого, а архиерей гонит меня за это!


Но вот в монастырь неожиданно приезжает и архиерей. Он важно всех благословляет и чувствует себя среди этих безответных и беззащитных людей важным хозяином.


Подходит и гонимый старец под благословение.


- За что вы, святый Владыко, гоните меня из монастыря? - сквозь слезы спрашивает он архиерея.


- Как?.. - сердится Владыка архиерей. - Я?.. Гоню тебя?.. Отец Никон, что ты, что ты!


- Ну, как же, - плача поясняет старец, - вот уже меня выписали отсюда, и отец настоятель грозит, чтобы "убирался" сегодня же.


Отец настоятель невинно улыбается. Он разыгрывает из себя доброго духовного отца и, перемигнувшись с архиереем, ласково говорит старцу:


- Владыка тут невиновен, Никон. Это чтобы тебе, отче, покой создать, - ласково улыбаясь и гладя по седой голове старца, елейно поясняет настоятель.


Старец Никон, не надеясь лично увидеть Патриарха, попросил иеродиакона Павла написать Святейшему письмо, в котором умолял его Святейшество защитить его, больного старика, от насильственного перевода в другой монастырь, ему незнакомый.


Патриарх прочел Прошение отца Никона и вслух сказал:


- Не могу помочь, старче, придется тебе отсюда уехать.


Предаст же брат брата на смерть, и отец чадо: и востанут чада на родители и убиют их (Мф. 10, 21).


Когда отец Никон прощался с братией, он сильно плакал. Шутка ли сказать! Около 50 лет прожил он вместе с ними. Сколько трудов, скорбей, слез пережил он здесь! И вот теперь, изгоняемый отсюда, он не знал, за что же все-таки его прогоняют. Он подошел к своему приятелю, архимандриту Исидору, с которым часто вместе исповедовал народ. Архимандрит Исидор не любил отца Никона. Он, по существу, завидовал ему, потому что весь народ шел исповедоваться не к нему, а к отцу Никону. И теперь он в душе был рад, что Никона выпроваживают. Теперь ему будет больше славы и почета от народа. Прощаясь с отцом Никоном и стараясь как можно мягче умастить свою речь, он все же желчно проронил:


- Надо было тебе, отче, поменьше молиться, да пореже проповедовать, а то вот видишь, как получилось.


Отец Никон поднял на собрата удивленные глаза и ничего не сказал. Комок подступил к горлу, дыхание сперлось в груди. Он судорожно махнул рукой и согбенный, жалкий, никому не нужный вышел из ворот. Остров двинулся со своего места (см.: Откр. 6, 14).

 


Архимандрит Тихон (Агриков), "С Евангелием"

Вчера, 20:30   Просмотров: 6 402