Российская наука обречена

В минувшее воскресенье министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов в эфире радиостанции «Эхо Москвы» без обиняков заявил, имея в виду Российскую академию наук: «...cчитаю, что такая форма организации науки в XXI веке бесперспективна, она не будет жить, она нежизнеспособна. У нас она живет. И эта жизнь какое-то время продлится: может – долгое, может – короткое». Заявление министра – знаковое во многих отношениях.

 

Во-первых, Ливанов озвучил то, в чем многие отдавали себе отчет, но не могли или не хотели признаваться публично. В том числе и прежде всего – многие сотрудники РАН. Как бы искренне люди ни были преданы своей корпорации, РАН, невозможно не признать, что это малоэффективная форма организации научных исследований в современных условиях. Именно как институция.

 

Эксперты уже давно отметили, что многие научные организации РАН «фактически превратилась в структуры, занятые преимущественно обслуживанием собственных имущественных комплексов, а не выполнением исследований и разработок». Молчание РАН по наиболее острым социально-политическим проблемам страны; как это ни парадоксально звучит – явная клерикализация, пусть по большей части только на риторическом уровне, деятельности руководства РАН; моральная «изношенность» (что наглядно показало дело бывшего руководителя ВАК Феликса Шамхалова) – все это никак не добавляет «белых шаров» в корзину академии.


Во-вторых, думается, не случайно, заявление Ливанова сделано за два месяца до общего собрания РАН (28–29 мая), на котором будет выбран новый президент этой самой большой в мире научной организации. Сама РАН ушла в глубокую конспирологическую «несознанку»: ни на президиуме РАН, ни на других официальных публичных площадках возможные кандидатуры на пост будущего президента РАН не обсуждаются. В кулуарах всплывают чаще всего фамилии академиков Евгения Фортова (1946 г.р.), Евгения Каблова (1952 г.р.) и… нынешнего президента РАН Юрия Осипова (1932 г.р.). Последний, по слухам, готов продолжить свое президентство, длящееся с декабря 1991 года,  если его лично не устроит ни один из вариантов. Между прочим, учитывая демографическую ситуацию в РАН, – не такой уж и экзотический вариант развития событий.


Впрочем, очевидно, что кто бы ни был избран следующим президентом РАН, на его долю достанется роль быть капитаном на подводной лодке, производящей замену двигательной установки непосредственно во время кругосветного похода. Похоже, именно к этому можно отнести слова министра Ливанова о том, что «и эта жизнь какое-то время продлится: может – долгое, может – короткое».


И с этим связан третий момент в его заявлении. Министр вроде бы признался, что пока у руководства ведомства «нет конкретных планов» по коренному преобразованию сложившейся системы. Однако, судя по всему, это не более чем отвлекающий маневр.


В министерстве, возможно, уже завтра будет объявлено о создании новой консультативной структуры – Совета по науке. С полномочиями, очень сильно напоминающими как раз мозговой центр по выработке «конкретных планов». Фактически уже функционирует рабочая группа, которая займется разработкой предложений по созданию новой системы научных фондов.


Что же в итоге хочет получить Минобрнауки и в его лице государственная власть от реформы РАН? Идеальная схема в головах министерских чиновников, похоже, сложилась следующая. Самостоятельно выбирать области исследований ученым придется только через систему государственных научных фондов. РАН же будет заниматься наукой по заявкам государства, так сказать. Насколько серьезными и продуманными будут эти заявки – зависит от всех договаривающихся сторон.

 

Независимая газета

_________________________

 

Главная проблема науки в России - совсем не в РАН, а в том, что россиянское государство, этот полуживой обломок СССР, не собирается развивать ни производство вообще, ни высокотехнологическое, в частности, чем заняты все другие быстро развивающиеся страны. В отсутствие запросов со стороны производства российская наука обречена.

 

И обрекают ее на исчезновение именно правящая элита и ее лидеры, судя по поведению которых к уничтожению приговорена не только наука, но все прочие  опоры государственности. Разговоры об иннновациях и модернизации при сложившемся отношении к людям науки, вообще бессмысленны. Пережить же свою науку и систему образования Россия не сможет. Интеллектуальное разоружение страны в условиях нарастающих внешних угроз равносильно приглашению прямых оккупантов и капитуляции остатка державы. Губительный и капитулянтский смысл деятельности сердюковых, фурсенок и ливановых совершеннно очевиден. Их общее задание -  не оставить в стране сил, способных поднимать и защищать Отечество. Плюс - корыстный расчет на групповое обогащение в процессе уничтожения соответствующих отраслей. Сердюков и Ливанов - эти близнецы-братья - ярчайшие продукты деградации социальной системы, абсолютно не способной к развитию, к разумному использованию дарованнных историей великих ресурсов и возможностей. 

 

Прим. ред. ДЗВОН

3 апреля 2013 Просмотров: 4 173