Лебедь, рак и щука... Украина мечтает и к России подсесть, и в Европу залезть

Олигархат-пархат торгуется, а тем временем Русь кровоточит ранами, разорванная этими стервятниками по-живому. «Вступление Украины в НАТО станет вторым после развала СССР поражением России». Такие угрозы звучали на Международной научной конференции «Российско-украинские отношения: реалии и перспективы», состоявшейся в МГИМО 25 июня.


Состав участников был весьма представительным. С российской стороны выступали председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин, руководитель фракции «Единая Россия» в Госдуме Владимир Васильев, руководитель фракции ЛДПР Владимир Жириновский, руководитель фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов, руководитель Россотрудничества Константин Косачев, руководитель Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский, ректор МГИМО Анатолий Торкунов и другие.

В состав украинской делегации вошли министр образования и науки Украины Дмитрий Табачник, председатель Комитета Верховной Рады (ВР) Украины по вопросам верховенства права и правосудия, руководитель депутатской группы по межпарламентским связям с Россией Сергей Кивалов, руководитель фракции Коммунистической партии в ВР Украины Петр Симоненко, председатель Комитета ВР Украины по вопросам национальной безопасности Владимир Литвин, правительственный уполномоченный Кабинета Министров Украины по вопросам сотрудничества с Россией, государствами-участниками СНГ, ЕврАзЭС и другими региональными объединениями Валерий Мунтиян, президент Украинского Фонда культуры, академик Национальной Академии наук Украины Борис Олийнык и другие видные представители государственной власти, общественности, деятели науки, культуры и образования.

Инициатива проведения принадлежала группе государственных и общественных деятелей Украины, предложивших в открытой дискуссии обсудить накопившиеся между Россией и Украиной проблемы. Конференция должна была «придать новый импульс всестороннему развитию и двустороннему взаимодействию» соседних стран.

Аудитория была готова к классическим выступлениям в духе «взвейтесь и развейтесь», часто сопровождавших «газовые войны» и охлаждение отношений в последние годы.

Ораторы с российской стороны ожидаемо выступали в традиционном ключе. Много говорилось о братстве народов и исторической предопределенности дружбы, сотрудничества и добрососедства. Единодушие политических оппонентов объясняется тем, что Россия активно развивает евразийские институты и вместе с соседями строит единое экономическое пространство. Лейтмотивом была идея: с Европой хорошо, а с Россией лучше.

Сергей Нарышкин, в частности, отметил: «Противники участия Украины в Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве постоянно противопоставляют европейскую интеграцию евразийской. Я неоднократно подчеркивал в своих выступлениях, что европейская интеграция в исторической перспективе является частью евразийской, подобно тому, что и Европа является частью огромного евразийского пространства. И уже не говорю о том, что наши страны изначально стремятся к гармонизации интеграционных процессов в Европе и на Евразийском пространстве, к созданию в будущем общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока.

Ряд политиков и чиновников на Западе не скрывают того, что стремятся помешать расширению и укреплению евразийской интеграции, что само по себе является вмешательством в дела суверенных государств. Причем государств, которые обладают и большим политическим авторитетом, и огромным экономическим потенциалом. Со своей стороны, мы строим интеграцию в евразийских структурах на строгом сохранении государственного суверенитета, а также полного равенства стран в принятии решений. Хотел бы также подчеркнуть, что в российском обществе сохраняется искренняя заинтересованность в развитии с братской Украиной максимально широких и активных отношений во всех без исключения сферах – в экономике, политике, международных делах, гуманитарной сфере».

О дружбе и системном сотрудничестве говорили Анатолий Торкунов и Владимир Васильев, Сергей Миронов и Константин Косачев. В частности, глава Россотрудничества пообещал не жалеть средств на развитие отношений: «При расширении нашей сети речь должна идти о современных многофункциональных технологически и коммуникационно оборудованных центрах, которые своей программой могли бы украсить культурные афиши своих городов – но для этого, разумеется, нужны средства. Однако, на мой взгляд, это тот случай, когда экономить было бы неправильно: как представляется, качество наших центров – это показатель уважения к нашим украинским друзьям».

Немало, правда, переполошил собравшихся руководитель ФМС Константин Ромодановский, заявивший, что его ведомство с легкостью может выслать из России на родину (и запретить возвращаться в течение трех лет) семьсот тысяч украинцев. Математика главного специалиста по мигрантам проста: «На сегодняшний день на российской территории находится около полутора миллионов граждан Украины. Из них 111 тысяч законно работают, 350 тысяч приехали к родственникам, учиться, лечиться. Получается, что более миллиона граждан Украины работают без соответствующего оформления документов». Как на это отреагирует украинская сторона, пока не ясно. Но вряд ли обрадуется.

Что касается выступающих с украинской стороны, то они продемонстрировали настоящую «демократию» и полярность взглядов. Ответственный секретарь общественно-политического объединения «Украинский форум» Георгий Крючков обрисовал самые страшные перспективы как давления со стороны России, так и евроинтеграции Украины: будут денонсированы Харьковские соглашения, Черноморский флот РФ выдворят из Крыма, сама Украина войдет в НАТО, будут свернуты возможности для российских деловых кругов, в общественном сознании верх возьмут русофобское силы, повсеместно вытесняющие русский язык, через пару лет исчезнет потребность в российском газе». А «создание зоны свободной торговли с Европой станет вторым после развала СССР страшным поражением внешней политики России». Основной посыл «дайте дешевого газа, и Вы спасете нас от Европы» - звучал как шантаж, но отрезвлял сильно.

После него слово дали В. Жириновскому. Он молчать не стал: «До конца века русский газ будет нужен, а то замерзните все! Это пропаганда. Самим украинцам Евросоюз не нужен. Если у них есть иллюзии, пусть съездят на экскурсию в Прибалтику. Я предлагаю чаще встречаться, обсуждать все и думать о хорошем. Никакой катастрофы не будет, никакой войны, и придет время, когда мы обо всем договоримся».

Радикальный антироссийский вариант политики Украины тихим голосом озвучил представитель партии «Батькивщина». В докладах российских коллег он якобы уловил вопросительные интонации и счел необходимым развеять иллюзии России в отношении будущего отношений: «Украина определилась с выбором три года назад, когда был подписан закон о внешней и внутренней политике. Мы выбрали вектор европейской интеграции как определяющий». То, что украинский народ проголосовал на выборах против их курса, осталось за скобками.

Текущее поведение украинских политиков описал Владимир Литвин, ныне профессор, в 2008-2012 годах бывший председателем Верховной Рады Украины: «Наши политики действуют так – кто больший европеец». Что касается России, то фраза: «Империя, потерявшая свое влияние, уже не восстановит былое величие» сказала о реальной пропаганде больше, чем все слова о единой крови, вместе взятые. И честно признался: «Отношение к России в современной Украине – та граница, где расходятся политические классы страны, а позиция нынешней власти Украины – это балансирование между интересами окружающих государств».

Вот так! И к России подсесть, и в Европу залезть. Лавировать у Украины пока получается: получив статус наблюдателя при Таможенном союзе, она собирается сохранить выходы на российский рынок, не имея никаких обязательств перед партнерами ТС. И планирует в ноябре подписать Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом. По словам Сергея Маркова, сказанных в кулуарах, такое поведение «напоминает подход к торговле древне-киевского купца – торговаться до тех пор, пока товар не сгниет».

Сухой остаток конференции, помимо всеобщего намерения продолжать диалог, таков. Украину разрывают радикальные взгляды на отношения с Россией. Украина хочет быть одновременно и с Европой и с Россией. Возможно ли это? Вопрос риторический. В это же самое время караван Украинского государства идет. Идет в сторону Запада и НАТО. Украинизация русского населения продолжается. Образ России как колонизатора, навязывается. И это настоящая угроза для России.

Понимали ли это участники конференции? Безусловно. Говорили ли они о том, на деле стать партнерами? Говорили. Были благостны и верили в дружбу.

А караван идет. Если Украина де-факто определилась, то определилась ли с Украиной Россия?

 

Лариса Михайлова

Источник: km.ru

30 июня 2013   Просмотров: 2 814