Об «Исповеди» несчастного обладателя ИНН

В конце июля с.г. в сети интернет появилась «Открытая исповедь экс-борца с ИНН (идентификационным номером налогоплательщика – примеч. ред.)» либерального священника Святослава Шевченко, клирика Благовещенской епархии РПЦ МП и одного из авторов обновленческого портала «Правмир». В этой насыщенной осуждением и, очевидно, написанной с целью представить противников глобализации в отталкивающем, вызывающем неприязнь виде «Исповеди», молодой священник рассказал о метаморфозе, произошедшей с его убеждениями.

Столкнувшись в 2000 году, на заре своего воцерковления, с «подброшенной» (уже здесь – попытка изобразить противников глобализации маргиналами, подпольщиками и чуть ли не преступниками) листовкой об опасности ИНН, Святослав Шевченко «был поражен глобальностью надвигающейся „катастрофы“». Он стал горячо молиться о встрече со сведущими в этом вопросе людьми, и вскоре действительно нашел православных верующих, противников построения «нового мирового порядка».

Далее автор «Исповеди» описывает этих людей и их действия. Создается впечатление, что это вымышленные, карикатуризированные персонажи, намеренно наделенные им рядом негативных качеств с целью показать всех людей, осознающих опасность цифровой идентификации, сектантами и душевно больными. Во всяком случае нам, за годы общения с верующими, по религиозным убеждениям отказавшимися от цифровых идентификаторов личности, угрожающих не только физической, но и духовной свободе человека, ни разу не приходилось встречать таких «борцов с ИНН» – считающих себя «избранными» и единственными, не утратившими истину, получающими «откровения от Богородицы» и в то же время преданных низким греховным страстям.

«На мою неофитскую голову был обрушен целый поток информации о заговорах, масонстве, суперкомпьютерах, чипах, цифровых идентификаторах и прочих вещах», – пишет священник-модернист. Но вспомним, что он сам об этом просил в молитве, а теперь поносит людей, потративших на него свое время и силы! «Помню внутренний надрыв. Я в истерике заявлял своей маме, что готов уйти подальше от цивилизации, чтобы „спасаться“ в собственноручно вырытой землянке», – признается автор, демонстрируя таким образом свою духовную незрелость.

Затем его рассказ переключается на книги, на труды православных авторов: «Я перестал читать другую литературу, кроме соответствующих брошюр. Вместо аввы Дорофея моей настольной книгой стала „Близ есть, при дверех“ Нилуса о „протоколах сионских мудрецов“ и прочем».

Заметим тут, что жанр исповеди, избранный автором для рассматриваемой нами статьи, подразумевает, что человек духовно протрезвел, внутренне осудил им содеянное и уже с высоты нового положения обличает свое греховное прошлое. Но что мы имеем в нашем случае? Что является грехом? Неужели чтение книги известного православного писателя Сергия Нилуса, которую тот издал по благословению своего духовного наставника преподобного Варсонофия Оптинского?! Возникает вопрос: прозрение ли наступило в душе автора или погибельное бесовское помрачение? Вероятнее, второе.

Это подтверждают дальнейшие слова отца Святослава Шевченко: «Любимые святые у нас были Царственные Страстотерпцы. Им постоянно читались акафисты…» Блаженно почивший старец Николай Гурьянов, чудотворец и прозорливец нашего времени, говорил: «Россия не поднимется, пока не осознает, кем был наш последний Царь Николай». И, слава Богу, положительные сдвиги в этом направлении уже есть. В 2000 году Царская Семья была причислена к лику святых. Так в чем же грех молитвы святым Царственным Мученикам? В чем кается «прозревший»? В том, что молился прославленным Церковью святым?!

Но продолжим рассмотрение «Исповеди»: «Отношение к священноначалию – недоверчиво-осудительное, дескать, они ведут нас не туда при полном соглашательстве с власть имущими. Некоторым даже приклеивались ярлыки „жидовствующий“». Но как можно доверять, например, митрополиту Илариону (Алфееву), открыто призывающему православных к «стратегическому альянсу» с католиками, к переводу богослужебных текстов на современный разговорный язык, убеждающему нас в маловажности для Церкви юлианского календаря и допустимости замены его осужденным Святыми Отцами папским григорианским? Следовательно, во многом правы люди, осознающие существующие угрозы чистоте Православия в нашей Церкви, однако наш подвижник ложного покаяния пытается представить их в негативном свете.

 

О неосведомленности автора в церковном законодательстве свидетельствует следующая фраза: «Единственной ниточкой, связывавшей меня с Церковью, были контакты с секретарем Благовещенской епархии». Получается, что изображенные в «Исповеди» православные патриоты якобы разорвали связь со спасительным Церковным кораблем и уклонились в раскол?! Но по святым канонам мирянин считается ушедшим в раскол тогда, когда перестает участвовать в церковных Таинствах и посещать Богослужения, на которых поминается Предстоятель его Поместной Церкви. Благочестивые поступки в деле противостояния антихристовой глобализации, чтение книг православных писателей, молитвы святым Царственным Мученикам – не признаки раскола, но спасительный путь христиан, пекущихся о своей душе и о судьбах Родины и ближних.

Теперь мы подходим к самому интересному моменту – признанию о том, как «сломался» наш «исповедник». Его, конечно, не пытали и даже не сажали в тюрьму, а лишь предложили место редактора в епархиальной газете. При оформлении на работу потребовали ИНН. Он отказался, даже взял бумагу в местной налоговой инспекции, что имеет право трудиться без этого номера. Но, по всей видимости, сотрудники епархии весьма активно ратовали за внедрение глобализационных новшеств и такое поведение Святослава Шевченко не заставило их задуматься или хотя бы пойти на уступки и принять его на работу без ИНН. Тогда он написал письмо архиерею. А тот в ответ безосновательно обвинил его в расколе, использовав для этого мудрую святоотеческую, но неуместную в данной ситуации фразу: «Вне Церкви нет спасения». Тут наш герой уже не стал разбираться, к чему относились слова «вне Церкви» и вообще справедливо ли обвинение архипастыря, но... «послушно» отказался от своих убеждений и сдался. Архиерей в скором времени, видимо, в качестве поощрения за «прозрение», рукоположил его в сан диакона. Это случилось всего через четыре года после воцерковления Святослава Шевченко, явно не имевшего необходимого духовного опыта для вступления в клир.

Печально, но перед нами – портрет типичного представителя молодой поросли священнослужителей, которых успешно набирают в свою команду церковные глобалисты на место старых, духовно опытных, всесторонне образованных пастырей, оказавшихся в опале из-за сопротивления глобализации и попыткам реформации традиционного церковного учения и законодательства. Ныне священник Святослав Шевченко уже занимает должность руководителя пресс-службы и отдела по связям с общественностью Благовещенской епархии.

Окончательное «просветление» у автора «Исповеди» наступило, по его словам, на Архиерейском соборе 2004 года, когда его прежние соратники показались ему «жалкими» и «нелепыми», а он, наверное, ощутил себя благолепным и достойным похвалы. К портрету «просветленного» необходимо добавить, что среди прочего на него подействовало общение с гуру всех современных модернистов и обновленцев протодиаконом Андреем Кураевым: «Помню, как увидел отца Андрея Кураева, к которому враждебно относился после того, как он заявил, что борцы с ИНН раскачивают лодку Православия. Но вживую он оказался довольно-таки добродушным диаконом».

 

Итак, Святослав Шевченко делает вывод: «Вскоре до меня дошло, в чем проблема. Борцы с ИНН движимы страхом. Страхом приближающегося антихриста. А все святые от начала века были движимы любовью ко Христу». Если эти слова тут и применимы, то главным образом по отношению к нему самому, впадавшему «в истерику» от каждой листовки. Невольно задумаешься: чему могут научить свою паству такие нетвердые в убеждениях священнослужители? Полезно вспомнить и сказанное Ангелом Тайновидцу: Боязливых же и неверных, <… > и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою (Откр. 21, 8).

Заканчивается «Открытая исповедь экс-борца с ИНН» и вовсе печально: «А теперь прошу поздравить меня – Великим Постом я стал счастливым обладателем собственного ИНН!» Даже архимандрит Иоанн (Крестьянкин), на которого так любят ссылаться церковные глобалисты, и тот говорил, что ИНН – это еще не страх, но это шаг к страху. Он признавал, что это насилие над свободой человека, которое, по его мнению, можно было еще потерпеть. И многие мирские люди, которых на работе вынудили принять ИНН, до сих пор вспоминают с горечью об этом шаге. А тут священник призывает поздравить его с присвоением цифрового идентификатора личности, являя пример члена общества «счастливых» рабов! Кто из здравомыслящих православных христиан не восплачет от явно безумных слов этого несчастного священнослужителя?!

Подведем итог рассмотрению «покаянного» письма бывшего «борца с ИНН». Сначала он сильно испугался проблем, связанных с процессом глобализации, а затем по невежеству поверил (или от страха не посмел противоречить) лживым обвинениям архиерея, упрекнувшего его в расколе, и переметнулся к церковным глобалистам и обновленцам. Теперь он кается, что читал книги ученика преподобных Оптинских Старцев, молился прославленным Церковью святым и в меру сил противостоял пагубному процессу построения «нового мирового порядка». Если следовать логике этой «Открытой исповеди», то дальнейшим шагом ее автора может стать раскаяние в том, что он был православным христианином, и отречение от Христа, после чего он напишет очередное «покаянное» письмо и попросит поздравить его, «счастливца», с принятием личной печати антихриста.

В заключение обратимся к тому месту «Исповеди», где Святослав Шевченко пересказывает «учение» противников цифровой идентификации: «Кто принимает ИНН – перестает объективно воспринимать реальность (теряет благодать)». «Открытая исповедь» лучше всего подтверждает правильность этих слов.

Иеромонах Петр (СЕМЕНОВ)
Источник: газета «Православный Крест»

6 сентября 2013   Просмотров: 7 420