Либерализм – все-таки болезнь, возможно требующая эвтвнвзии заболевшего

Вопрос телеканала «Дождь» - «Нужно ли было сдать Ленинград, чтобы спасти сотни тысяч жизней?», обнародованный накануне 70-летнего юбилея снятия блокады, как и следовало ожидать, вызвал шквал возмущения.

 

По уровню кретинизма этот вопрос можно поставить в один ряд с не менее сногсшибательным вопросом Николая Сванидзе: «А кто Гитлера на Урал пустил? Сталин или Пушкин?»

 

Но вопрос Сванидзе, члена Общественной палаты Российской Федерации, бывшего члена уже несуществующей Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России, был всего лишь очередным свидетельством упоительного невежества автора доноса на профессоров Московского университета.

 

А вопрос «Дождя» – это своего рода диагноз умственного и душевного состояния определенной части нашего общества. Страшный диагноз.


Уверенность в том, что сдача Ленинграда означала бы неминуемое «спасение сотен тысяч жизней» вколачивается в массовое сознание давно. Подленький вопрос «Дождя» – лишь эпизод пропагандистской войны.

 

Например, в 2012 году Наталья Иванова, «культуролог, критик и эссеист», заявила в «Открытой студии» на пятом телеканале, что распоряжение Сталина не сдавать Ленинград было зверством. По её мнению, ничего бы страшного не произошло, если бы фашисты взяли город«Никто бы Эрмитаж не уничтожал, безусловно, как не уничтожили Лувр».

 

Откуда же либеральной «культур-мультурше» знать о судьбе памятников и иных культурных ценностей на захваченной гитлеровцами территории?

 

С точки зрения русскоязычного либералитета, узнав о капитуляции Ленинграда, Гитлер прежде всего кинулся бы кормить ленинградцев. Добрые эсэсовцы, вероятно, принялись бы обеспечивать горячим питанием жителей «города Ленина». А гуманисты из зондеркоманд, надо полагать, озаботились бы снабжением детей молоком и шоколадом, а также организацией экскурсий в нетронутый Гитлером по распоряжению Натальи Ивановой Эрмитаж.

 

Вот бы еще понять – «общечеловеки» и в самом деле в это верят, или только придуриваются? Кто их знает.

 

А ведь в приказе Гитлера № 1601 от 22 сентября 1941 года «Будущее города Петербурга» со всей определённостью говорилось, что фюрер принял решение стереть город с лица земли, поскольку «после поражения Советской России дальнейшее существование этого крупнейшего населённого пункта не представляет никакого интереса».


И судьба ленинградцев в случае капитуляции была предрешена: «…Если вследствие создавшегося в городе положения будут заявлены просьбы о сдаче, они будут отвергнуты, так как проблемы, связанные с пребыванием в городе населения и его продовольственным снабжением, не могут и не должны нами решаться. В этой войне, ведущейся за право на существование, мы не заинтересованы в сохранении хотя бы части населения».

 

Неужели тем, кто рассуждает о сдаче Ленинграда, как о пути к спасению ленинградцев от голода, никогда не хотелось узнать о снабжении продовольствием населения захваченной фашистами территории Ленинградской области?

 

Вот что там творилось зимой 1941-42 годов: «…Можно жить, вернее, умереть, по полной своей воле. Управа выдает своим служащим раз в неделю да и то нерегулярно или по килограмму овса или ячменя… или мерзлую картошку…»

 

«24 декабря. Морозы стоят невыносимые. Люди умирают от голода в постелях уже сотнями в день. В Царском Селе оставалось к приходу немцев примерно тысяч 25. Тысяч 5-6 рассосалось в тыл и по ближайшим деревням, тысячи две – две с половиной выбиты снарядами, а по последней переписи Управы, которая проводилась на днях, осталось восемь с чем-то тысяч. Все остальные вымерли. Уже совершенно не поражает, когда слышишь, что тот или другой из наших знакомых умер. Все попрятались по своим норам, и никто никого не навещает без самого нужнейшего дела. А дело всегда одно и тоже – достать какой-нибудь еды…

 

27 декабря. По улицам ездят подводы и собирают по домам мертвецов. Их складывают в противовоздушные щели. Говорят, что вся дорога до Гатчины с обеих сторон уложена трупами. Это несчастные собрали свое последнее барахлишко и пошли менять на еду По дороге, кто из них присел отдохнуть, тот уже не встал… Обезумевшие от голода старики из дома инвалидов написали официальную просьбу на имя командующего военными силами нашего участка и какими-то путями эту просьбу переслали ему. А в ней значилось: «Просим разрешения употреблять в пищу умерших в нашем доме стариков». Комендант просто ума лишился. Этих стариков и старух эвакуировали в тыл. Один из переводчиков, эмигрант, проживший все время эмиграции в Берлине, разъяснил нам… что эта эвакуация закончится общей могилой в Гатчине».


Это не описание происходящего в блокированном Ленинграде. Это выдержки из дневника немецкой пособницы Лидии Осиповой, находящейся на оккупированной территории. Советской пропагандой написанное ею никак не назовешь – настроена она была яростно антисоветски, сотрудничала с немцами.

 

Все объясняется особенностями этого региона. Ни Санкт-Петербургская губерния, ни Ленинградская область никогда не славились изобилием продовольствия. Здесь просто невозможно было прокормить население без организованного подвоза продуктов извне.

 

И кормить немцам сдавшийся Ленинград, плененный Ленинградский фронт и Балтийский флот нечем было, со всеми вытекающими из этого страшными последствиями.

 

Сдавшись, ленинградцы просто остались бы даже без минимального пайка в 125 граммов хлеба. Не были фашисты «заинтересованы в сохранении хотя бы части населения».

Максим Купинов
 
----------------------------------------------------------------------------------
 
P.S. автора перепоста: Андрей Остов

Раньше наша цивилизация была цивилизацией ДОЛГА. Хорошим в понимании общества был тот, кто исполнял долг. Перед родителями, детьми, городом, церковью, государством. д.Теперь пришла эра либерализма. У людей теперь нет обязанностей, нет долга, а есть только права, причем на все что угодно без моральных и нравственных ограничений которые либералами признаны ограничителями их прав и свобод.


Вы замечали, что практически все либералы – люди, которые ничего не хотят делать, которые считают, что они ничем не обязаны Государству, ничем не обязаны народу, среди которого родились, Родине, но зато все перечисленные обязаны либералу всем именно потому, что он либерал. Либерал, ничего в жизни не делавший руками, живет в своем внутреннем мирке, своими фантазиями не имеющими ничего общего с реальностью. Весьма похожую картину описали братья Стругацкие в «Понедельник начинается в субботу». Когда пытались создать идеального человека и гражданина – получили истинного либерала-гомункулюса.

 

Все стремления либералов, особенно Российского разлива, вся эта эскалация прихотей венцом имеет право на безнаказанное убийство для собственного удовольствия. Примером может служить «либеральная, толерантная и политкорректная» Америка и ее «миротворческие» операции… или предложение/предположение, что сдача Ленинграда спасла бы сотни тысяч жизней жителей города. А то, что, оккупация Ленинграда безусловно повлекла бы за собой тотальное уничтожение всех жителей, либералам на это наплевать, самое главное обелить фашистов и очернить Советскую власть.


И теперь становится еще более понятным стремление либералов защищать фашистов, маньяков, педофилов, гомосексуалистов, серийных убийц и террористов, причем либералы защищают их так усердно, как себе подобных.

 

Идеал либерала уголовник отмороженный. Потому что бандит сам себе делегировал право делать все, что хочет. Так и либерал, хочет все, и чтобы ему за это ничего не было. Либералы боятся нормальных законов, по которым отвечать надо свободой или самой своей драгоценной жизнью за совершенные преступления. Либералы боятся всех блюстителей закона, особенно если эти блюстители действительно блюдут Закон, и которые им развернуться не дают. Боятся Государства сильного Государственной властью и жесткими законами. А уголовниками либерал восхищается и боготворит их.

 

Все либералы – готовые серийные убийцы, изменники и предатели, и потому сочувствуют не жертвам, а преступникам. И памятники устанавливают не жертвам, а преступникам. Либералы даже поставили памятник репрессированным. И надпись там замечательную изобразили: «ЖЕРТВАМ ГУЛАГА». А ГУЛАГ, это вся система наказаний в СССР с 1930-х по 1960-е годы. Для всех! А сколько там было банальной уголовщины? И палачей типа Ягоды и Ежова, и обычных грабителей, убийц, людоедов и маньяков, изменников и предателей Родины, бывших эсэсовцев и гестаповцев. Но памятник поставлен не невинно пострадавшим. Невинные сидят при любом режиме, любой власти, так как судебная система не совершенна и не гарантирована от ошибок. А памятник поставлен всем, оптом.

 

Либералы и разнообразные Human Rights Watch, сиречь правозащитники, до дрожи, до оргазма любят защищать «социально близких» – уголовников, педофилов, гомосексуалистов, маньяков заботясь об их гражданских правах. Но почему либералы начинают так визжать, когда вдруг их обижают те, кого они так любят защищать? Почему, когда у либерала отнимут кошелек, он требует сурово наказать виновного? Может быть потому, что они уголовников «своими» считают? Когда вор вора обкрадывает, то ведь это, по их понятиям, западло, крысятничество?

 

Возможно, поэтому Российские либералы так свою Родину ненавидят. Мешает Государство Российское развернуться им во всей красе. Отсюда непримиримая ненависть к тем, кто следит за соблюдением правопорядка – милиции/полиции, НКВД/КГБ/ФСБ и прочим гадам, из-за которых нельзя безнаказанно хапнуть ребенка на улице и неторопливо его терзать, пуская сопли от счастья… Отсюда и все вопли о свободе и утеснениях оной.


Что у нас, что в Европе, США, да и везде. Эта публика сама назначила себя элитой, неодворянством. И эти «новые арийцы», естественно, не обязаны разбираться в сортах быдлонарода. Для них, небожителей и полубогов, все остальное население быдло и совершенно одинаковы. Ну не барское дело морочить себе мозги разницей между хохлами, таджиками или русскими. Так что они совершенно искренне призывают быдлонарод быть толерантными и политкорректными. Ну а к ним, сверхчеловекам, вся эта ересь, предназначенная для быдла, не относится. Они толерантностью не болеют, они ее переносят и прививают всем окружающим. Какая толерантность у эсэсовца могла быть к русской бабе с детьми? Он же ариец, а она – быдло, низкосортное животное. Описывающие маньяков либералы-интеллектуалы создают совершенно нежизнеспособные, почти мультяшные образы вроде Ганнибала Лектора, они описывают себя, любимых, как бы они этим занимались. А настоящие маньяки, это серые личности с убогими фантазиями, у каждого есть какой-нибудь пунктик и шаблон, и вот это портрет истинного либерала. Для либерала маньяк-серийник – идеал и предел мечтаний. Для либералов убийцы самые близкие люди. Только убийца убивает конкретных людей, а либералы – Родину. Они одной крови.


https://maxpark.com/community/13/content/2481005

28 января 2014   Просмотров: 2 963