Украинская деконструкция Великой Отечественной войны

Наступил 2015 год — год 70-летия разгрома гитлеровской Германии и победы СССР в Великой Отечественной войне. В 2013 году на Украине началась было подготовка к празднованию этого юбилея, проводились мероприятия, связанные с освобождением территории УССР от немецко-фашистских захватчиков. Однако в результате государственного переворота в феврале 2014 года киевский режим попал под влияние самых отвязных неонацистов — идейных преемников тех гитлеровцев, которых СССР разгромил в их собственном гнезде в Берлине 45-го.

Свежее подтверждение последовало на днях из Берлина, где «чистокровный ариец» Яценюк выклянчивал у немцев деньги и, видно, в потугах сделать им приятно сделал новое «историческое открытие»: «Российская агрессия на Украине — это атака на мировой порядок и порядок в Европе. Мы все хорошо помним вторжение СССР в Германию и на Украину. Мы не должны допустить этого. Ни у кого нет права переписывать результаты Второй мировой войны». Этот выпад отражает не только дремучий духовный мир лидеров киевского режима, но и конкретные намерения в войне с исторической памятью населения Украины.

Известна старая истина, что война не закончена, пока не похоронен последний павший на ней солдат. Но не менее верна и другая. Война не закончена, пока духовные последователи проигравшей стороны делают все возможное, чтобы «переиграть» ее результаты. Именно подобным образом и действуют власти Украины (где впервые в Европе после 9 мая 1945 года пышно зацвел нацизм) по отношению к исторической памяти о Великой Отечественной.

Они хотят «переиграть» войну как геополитически, так и в плане идеологии. Сделать так, чтобы освободившие Европу от коричневой заразы победители были лишены ореола славы и предельно унижены, а побежденные фашисты и их националистические пособники представлены борцами за «общее европейское будущее», чем-то вроде героев пресловутой «небесной сотни».

Захватившие в результате путча власть наследники ныне официально героизируемых «Нахтигаля», ОУН-УПА и СС заявляют свои цели открыто, не стесняясь внезапно «ослепшего» Запада, большинство государств которого все же как-никак воевало в составе антигитлеровской коалиции.

В частности, перед новым годом областным управлениям образования, как рассказывают директора школ, Минобразованием было «рекомендовано пересмотреть концепцию» школьных музеев, посвященных Великой Отечественной. Особенно подчеркивалась недопустимость употребления «антиукраинского» термина «Великая Отечественная».

Вынашиваются планы, чтобы в скором времени дефиницию «Великая Отечественная» и всю связанную с Великой Победой символику официально запретить.

Для Киева сейчас это не вопрос исторического характера, а проблема укрепления самой основы режима. Развязанная кампания преследует цель уничтожения главной скрепы нашей единой истории. С ликвидацией этой скрепы попытаются сломить внутреннее сопротивление в стране. Последнее в связи с экономической катастрофой, лавинообразным снижением уровня жизни, практически полной ликвидацией социальной сферы и, разумеется, продолжающимся бессмысленным кровопролитием на Донбассе все более усиливаются.

Однако поставленные извне гауляйтеры протектората считают, что негатив в значительной степени можно «перекрыть» сверхагрессивной идеологической накачкой в геббельсовском стиле. Основой успешности подобной идеологической обработки является создание исторического мифа, что невозможно без разрушения исторической памяти о победе над фашизмом, базирующейся на реально пережитом.

О подлинной цели столь пристального внимания власти к истории (и, в первую очередь, памяти о Великой Отечественной) откровенно сказал министр культуры Вячеслав Кириленко, один из основных майданных идеологов: «Мы прямо написали в коалиционном соглашении - культивировать национальную память украинцев, вести общественный диалог, чтобы украинцы никогда не вернулись к рецидивам тоталитарного прошлого. Мы написали отдельной строкой: завершить декоммунизацию…»

Очевидно, что ни КПУ, ни коммунистическая идеология в целом ни малейшей опасности для режима (что показали и результаты парламентских выборов - при всем понимании того, как эти «выборы» проходили) не несут. Опасность для путчистов представляет не коммунизм, а историческая память об общерусском единстве, вершиной которого стала Великая Победа, спасшая нашу Родину от уничтожения тогдашними сторонниками «объединенной Европы».

Едва ли не ключевую роль в попытке вычеркнуть из народной памяти Великую Отечественную поручено играть директору Украинского института национальной памяти В.Вятровичу. Не менее откровенно, чем его коллега Кириленко, он сообщает о необходимости «перепрошивки» народной памяти. По его словам: «Наша задача – провести деконструкцию советских мифов. Например, мы предлагаем посмотреть на историю предыдущей войны украинскими, а не советскими глазами. Для нас Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года, и мы не имеем права сужать ее до Великой Отечественной – она была намного страшнее и трагичнее, чем ее пыталась показать советская пропаганда».

Конечно, сразу возникает вопрос – для кого это «нас»? Cовершенно очевидно, что за такой трактовкой Второй мировой войны стоит старый миф «украинской безгосударственной нации» в 1939-1945 годах. Делается все, чтобы вычеркнуть из истории реальную государственность Украины в виде республики в составе СССР, ставшего преемником исторической России.

И «намного страшнее и трагичнее», чем она была ту войну и нельзя представить. Великая Отечественная - не искусственно придуманный пропагандистский термин. Это название, появившееся в первые дни войны в июне 1941 года, абсолютно точно отражало ее суть – борьбу за само существование народов СССР, которые были обречены нацистами на уничтожение как «недочеловеки», с точки зрения гитлеровцев. И поэтому, очевидно, что война с гитлеровским нацизмом была и осталась в истории навсегда, именно как Великая Отечественная, независимо от поздней судьбы СССР. План «Ост», где планы на уничтожение народов Советского Союза были детально расписаны, хорошо известен, но Вятрович предпочитает вообще о нем не упоминать.

Все время после февральского переворота идет напряженная деятельность по решению объявленной директором УИНП задачи. Вполне очевидно, что для этого используются методы нейролингвистического программирования. «Деконструкторы» памяти о Великой Отечественной исторические фальсификации внедряют в сознание людей начиная с детского сада. А в школе градус пропаганды достигает уже предельного напряжения. Пропагандой охвачены буквально все социальные и возрастные слои населения. При этом особое внимание уделяется борьбе с символами Великой Победы.

Деконструкция символов, вытеснение их из массового восприятия истории на общественный маргинес позволяет максимально быстро и эффективно выполнить поставленную задачу.

Первым наступление началось на дефиницию «Великая Отечественная» и ставшую олицетворением Великой Победы георгиевскую (гвардейскую) ленточку. УИНП были разосланы письма о необходимости употреблять исключительно термин «Вторая мировая война», а георгиевскую ленточку заменить красными маками. Конечно, бросается в глаза вопиющая историческая неграмотность и примитивный плагиат УИНП. Термин «Вторая мировая» охватывает более широкие временные и географические рамки, чем являющаяся ее составной частью «Великая Отечественная», а красные маки - прямое заимствование символа памяти о погибших в Первую мировую войну солдатах Великобритании и Франции.

Но хотя бы минимальный профессионализм «специсторикам в штатском» не нужен. Они выполняют поставленное задание, исходя из расчета на уже достаточно обработанную в нужном ключе аудиторию. Несогласные специалисты все равно никогда не получат право голоса в украинских массмедиа, и полностью «зачищенное» информационное поле делает антиисторическую пропаганду безальтернативной.

Заявленная позиция - несравненно больше, чем только личное мнение Вятровича. Институт недаром получил статус центрального органа исполнительной власти. Данный статус делает обязательными для исполнения всеми органами исполнительной власти решения УИНП в сфере его компетенции. Таким образом, речь идет о новом государственном курсе Украины, зачеркивающим весь комплекс исторический памяти о Великой Победе и направленный на ревизию ее результатов.

Упоминавшийся «пересмотр концепции» школьных музеев – лишь очень небольшая частица ведущейся ускоренными темпами планомерной работы. Термин «Великая Отечественная» упоминается в ряде украинских законов и таким образом является частью национального законодательства, которое один УИНП изменить не в силах. Поэтому уже в Верховной раде тщательно готовится выведение термина из правового поля.

Стремительно развивающиеся события заставляют спешить желающих «переиграть» результаты Великой Отечественной. Память о победном мае 1945-го не дает им возможность закончить построение тоталитарного антироссийского режима. В первую очередь это касается областей Юго-Востока и Донбасса. Тот же Кириленко с крайним недовольством признает, что «наибольшее влияние российская пропаганда в Украине имеет на Донбассе, в том числе через определенное историческое наследие и советскую ментальность».

Профессор Д.Веденеев, уволенный как политически неблагонадежный заместитель директора УИНП, еще до февральского переворота утверждал, что фальсификация исторического прошлого угрожает национальной безопасности Украины. Что ж, если действительно окончательно взят курс на историю безгосударственной украинской нации, то УИНП действует в правильном направлении. И результатов ждать, видимо, осталось недолго.
 
Андрей ДОРОШЕВ
12 января 2015   Просмотров: 2 283   
12 января 2015 11:32

Кролик наговорил и наделал уже на столько статей Уголовного кодекса, что из него пора уже делать тушеную крольчатину. Тем более что правосек Дмитрий Ярош обмолвился, что ходит на заседания Верховной Рады с гранатой. Лучше бы с бомбой! И подгадал бы день и час, когда в Раду явятся Шоколадный Заяц и Кролик. 

  Жалоба      1
-->