Обитель Трех Параскев


В 1783 г. Крым был присоединен к России, что повлекло за собой массовый выход крымских татар в Турцию. Этим событиям предшествовало переселение крымских христиан в Приазовье в 1778 г., когда более половины христианского населения покинула Крым. Вследствие этого большое количество крымских земель пустовало.
 

Решение об учреждении обители 

Государственная же политика того времени предполагала активное заселение этих территорий, и в рамках этой политики в Крым хлынули переселенцы из различных губерний России и переселенцы-колонисты из Западной Европы. Кроме того, множество земель щедро раздаривалось. В частности, в 1787 г. императрица Екатерина II во время путешествия по Крыму пожаловала своему камердинеру, таганрогскому греку Захару Константиновичу Зотову, земли в Судакском округе, в том числе и урочище Топлу. Правитель Таврической области В.В. Каховский докладывал князю Потемкину: "По повелению Его Светлости план дачи для Захара Константиновича препровождаю. Оная лежит близ Кишлау. Местоположение приятное, земля хорошая и все выгоды к хозяйству имеются”. Действительно, по обилию воды и хорошей почвы долина была одной из плодороднейших в Крыму. 


С тех пор урочищем Топлу с чудотворным источником владели потомки Захара Зотова, а ко времени описываемых событий оно перешло по наследству к Феодоре Алексеевне Зотовой. У Феодоры была родная сестра, Ангелина Алексеевна, вдова титулярного советника, губернского секретаря Юрия Ламбири, умершего в 1860 г. Будучи бездетною и не имея наследников, она решила еще при жизни вложить свои средства в богоугодное дело. Хорошо зная, что за источник находится в их владениях, она приобрела у Феодоры 230 десятин хлебопахотной, сенокосной, садовой и лесной земли, приобрела с определенной целью – Ангелина Ламбири хотела, чтобы здесь открылась обитель во имя св. преподобномученицы Параскевы, где женщины, склонные к иночеству, могли бы найти приют, ведь тогда в Крыму не было еще ни одного женского монастыря. 


29 июня 1862 г. Ангелина Ламбири обратилась к епископу Алексию с просьбой об учреждении при источнике женской обители и сообщила, что приносит в дар приобретенные ею 230 десятин земли. При этом было поставлено условие, что половина доходов с земли пойдет на содержание обители, а вторая половина будет пожизненно выдаваться сестрам Ангелине и Феодоре, которые хотели проживать в монастыре. После смерти сестер земельный участок переходит в единственное и вечное владение монастыря. Легко представить, с какой радостью было встречено это известие. То, что составляло главное препятствие – частная собственность – было устранено, и к тому же самым благочестивым и богоугодным образом. 


Пока Святейший Синод рассматривал ходатайство об испрошении Высочайшего соизволения на открытие обители и на принятие дара, высокопреосвященный Алексий начал действовать. 17 сентября 1862 г. был образован строительный комитет, который должен был изыскать средства и приступить к постройке храма при источнике. Комитет состоял из настоятеля Кизилташской киновии игумена Парфения (убитого татарами 22 августа 1866 г.), священника из с.Салы (ныне с.Грушевка) Иоанна Новицкого, кишлавского церковного старосты Иова Узунбеева и кишлавского дьячка Стефана Михо. Игумену Парфению выдали из консистории сборную книжку для пожертвований, а дьячок Михо должны был смотреть за строительным материалом. 


Средства для строительства церкви были собраны очень быстро, и уже в мае 1863г. строительный комитет приступил к сооружению храма, который был построен в невиданно короткие сроки, почти за два месяца, и к 22 июля того же года был полностью закончен. Строительство осуществилось так стремительно благодаря необыкновенной энергии и хозяйственной деятельности кизилташского игумена Парфения. Он создал в короткий срок из убогой киновии процветающую обитель во имя св. Стефана Сурожского, и теперь по благословению владыки Алексия помогал новому монастырю, часто приезжая сюда верхом через горы из Кизилташа. Первая монастырская церковь во имя св. преподобномученицы Параскевы – в какой-то мере памятник игумену Парфению, принявшему мученическую кончину от рук убийц. 


Храм вышел небольшим, площадью всего 5 кв. саженей, но этого на тот период было достаточно. Он был окружен крытой галереей, где стояли молящиеся. Пол в храме был деревянный, а в галерее – глиняный, монахини ремонтировали его каждую неделю, гладко заделывая трещины и выбоины. Высокопреосвященный Алексий распорядился, чтобы в церковь были переданы церковная утварь, священнические облачения и колокол весом в 12 пудов, из вещей, собранных странником Андроником, впоследствии иноком Кизилташской киновии. Два других колокола строительный комитет приобрел в Симферополе. Одежда на престол и жертвенники была выдана из архиерейской Крестовой церкви. 


В день памяти св. преподобномученицы Параскевы,  26 июля 1863 г., Владыка Алексий при большом стечении народа торжественно освятил вновь сооруженную церковь, и с того дня в ней начались богослужения. Сначала для служения сюда был направлен из Кизилташской киновии престарелый иеромонах Павел, бывший при этом храме до 1868 г., а потом его место занял иеромонах Бахчисарайского Успенского монастыря Прокопий, который долгие годы был духовным наставником насельниц Параскевиевской обители. 

 

Топловский монастырь открылся 25 сентября 1864 г. В это день, в 9 часов утра, на монастырскую гору поднялся крестный ход из Вознесенской церкви села Кишлав, с иконой преподобного Сергия. Владыка Алексий отслужил при чудотворном источнике молебен, а после молебна в церкви св. преподобномученицы Параскевы совершил Божественную литургию, в конце которой обратился со словом наставления девяти насельницам обители, среди которых была и престарелая болгарка Константина. 


Для вновь открытой обители из правил, принятых в Арзамасской, Ардатовской, Дивеевской и Звенигородской женских общин, консистория составила устав, примененный к местным условиям. 25 января 1865 г. владыка Алексий передал его через игумена Парфения подвизающимся в обители. Помимо этого, игумена Парфения назначили попечителем монастыря; он должен был в необходимых случаях помогать сестрам в деле устроения обители и избрать настоятельницу монастыря.

 

Топловский монастырь сегодня

Возрождение Топловского  женского монастыря началось в 1992 году, когда собрание верующих сел Учебное и Тополевка решило создать православную общину храма "Всех скорбящих Радость". Они обратились в Совет министров Крыма и к председателю Белогорского Совета народных депутатов с просьбой вернуть храм, в котором в то время находился спортзал и бильярдная.

Первую Божественную литургию 8 августа 1992 года совершил архимандрит Филипп (Стецюренко), преподаватель Одесской семинарии, ему помогали протоиерей Алексей Емельяненко, благочинный Белогорского округа, настоятель Никольского храма в городе Белогорске и священник Владимир Карпец(ныне почивший), настоятель Успенского храма в городе Старый Крым. В храм не пустили, поэтому служба была в сквере, под открытым небом.  После литургии  провели молебен с водосвятием. Этот день совпал со 130-летием со дня закладки первого монастырского храма.


8 июня 1993 года Совет по делам религий при Кабинете министров Украины зарегистрировал устав Топловского Свято-Параскевиевского женского монастыря, его настоятельницей стала монахиня Алевтина (Латай)(ныне почившая), возведенная в сан игумении. Это на ее плечи легли тяжелые заботы о восстановлении обители. Она управляла монастырем до 1996 года, а затем отправилась на покой в Покровский монастырь в Киеве. Ее сменила старшая сестра монахиня Рафаила (Краснова). А в 1998 году в истории монастыря в четвертый раз появилось имя Параскевы. 


Игумения Параскева (Нина Михайловна Тищенко) родилась 19 сентября 1946 года в Черкасской области. Окончила Черкасский педагогический институт, изучила три иностранных языка: английский, французский и испанский. Преподавала в школе и в сельскохозяйственном техникуме. В Топловский монастырь приехала впервые в храмовый праздник, ступила на плиты перед храмом и вдруг поняла, что это ее дом. Сначала осталась послушницей, выполняла любую работу, а в 1997 году приняла постриг в Топловском монастыре. В 1998 году ее возвели в сан игумении. Владыка Лазарь отслужил Божественную литургию прямо под сенью высоких деревьев.


В настоящее время в обители живут около сорока насельниц. У сестер свое хозяйство: огород, коровы, куры, небольшая пасека.  В монастыре за годы возрождения восстановлены храмы, открыты купели, отремонтированы трапезная, просфорная, гостиница. Идут другие ремонтные и строительные работы.

 

В настоящее время монастырю передан принадлежавший ему ранее пруд, в котором матушки начали разведение рыбы. Мечтают монахини возродить мельницу, знаменитые на весь Крым в своё время сады, водопровод из горных источников. Но самое главное, в монастыре идет восстановление  Свято-Троицкого собора, недостроенного и взорваного в 30-е годы 20-го века. Так же расширена и заасфальтирована дорога, ведущая в монастырь. В монастыре устроена пекарня, где сестры с молитвой выпекают хлеб, рождественские агнцы, пасхальные куличи и для нужд обители, и для паломников, гостей монастыря.  Действует монастырская швейная мастерская, где шьется церковное и монашеское облачение.


   


Милостью Божией,  монастырь возрождается. Богослужебный круг молитвы не прерывается, сестры читают неусыпаемую псалтирь.

 Святая преподобномученица Параскева

 

ЖИТИЕ СВ.ПРЕПОДОБНОМУЧЕННИЦЫ ПАРАСКЕВЫ


Житие святой равноапостольной преподобномученицы Параскевы повествует следующее: она родилась в Риме, в семье благочестивых христиан: Агафона и Политии. Они долгое время не имели детей, и, только после горячих молитв, Господь даровал им единственную дочь Параскеву, названную так потому, что она родилась в пятницу (Параскева - пятница, греч.). Даты ее рождения и кончины точно не известны. Время жизни ее относилось к царствованию римского императора Антонина. В Риме правили два Антонина - Антонин Пий (138-161 гг. н. э.) и Антонин Философ (161-180 гг. н.э.) и в правление которого из них жила Параскева, неведомо.

Родители воспитывали дочь в духе истинного христианства, и воспитание это не пропало даром. После их смерти Параскева раздала все имущество нищим и посвятила себя апостольским трудам - проповеди Евангелия. С первой своей проповедью она выступила в Риме, и здесь же претерпела свои первые страдания. Императору Антонину поступил донос на смелую христианку. Он велел привести подвижницу к себе и пытался и ласками, и угрозами заставить ее отречься от веры во Христа.

 

Параскева была непоколебима, и разгневанный император велел предать ее мучениям. На ее главу был возложен раскаленный медный шлем, но это страшное орудие не принесло святой никакого вреда. Тогда последовал новый приказ - бросить Параскеву в медный котел с кипящей смолой и маслом, но святая и здесь осталась невредима. Император усомнился, действительно ли смола в котле расплавлена, и неосмотрительно приказал Параскеве плеснуть в него жидкостью. 


Она зачерпнула из котла рукою и плеснула ему в лицо. Сильный ожог и слепота были наказанием жестокому правителю. Мучаясь от невыносимой боли, ничего не видя, недавний мучитель умолял свою жертву: «Раба истинного Бога, - просил он, - помилуй меня и возврати свет очам моим, чтобы и я мог уверовать в того Бога, которого ты проповедуешь». По молитве святой император тотчас был исцелен, прозрел и вместе со своими приближенными принял христианство.


Отпущенная с миром Параскева ушла в другие края проповедовать христианство. Она пришла в город, где правил некий Асклипий. И этот правитель, подобно императору Антонину, пытался отклонить Параскеву от евангельской проповеди, но, не добившись желаемого, осудил ее на смерть. По обычаю, смертников отдавали на съедение страшному змию, жившему вблизи города. Святая помнила слова Господа: «Змия возмут, аще что смертно испиют, не вредит их» (Мк. 16:18). Бесстрашно подошла она к чудовищу, осенила его крестным знамением, после чего оно распалось надвое и исчезло. Это чудо вразумило язычников, и весь местный народ уверовал в Господа Иисуса Христа.


Наконец, святая Параскева попала в места, управляемые человеком по имени Тарасий. И здесь святая выступила с проповедью христианства, за что была предана страшным мучениям. Тарасий, видя, что святая непоколебима, приказал отсечь ей главу. Так святая преодобномученица Параскева увенчала свои апостольские труды мученической кончиной за имя Христово. Мощи честной главы святой преподобномученицы Параскевы находятся на Афоне, в Русском Пантелеимоновском монастыре. Частица мощей св.прпмчц.Параскевы имеется и в обители.


Местные крымские жители твердо веровали, что именно здесь, в глухом урочище Топлу, святая Параскева встретила свою кончину, а источник забил в то самое время, когда земля обагрилась кровью преподобномученицы. Святость этих преданий подтверждалась тем, что источник этот был целебным, и ежегодно 26 июля (по старому стилю) не только из окрестностей, но и из дальних мест сюда стекались люди (интересно, что местные татары наравне с христианами чтили источник и называли его Чокрак-Саглы-Су - источник живой, здоровой воды).

 

Служился молебен с водосвятием, воду набирали в сосуды и уносили домой. Еще здесь не было ни дороги, ни единой постройки, только источник струился среди густого леса, а уж люди, с трудом пробираясь сквозь овраги и лесную поросль, несли сюда свои молитвы, свои упования и чаяния, утешались и излечивались и это было лучшим свидетельством тому, что святая преподобномученица Параскева не оставляет своей милостью эти места.


И, конечно же, неопровержимым подтверждением тому было обретение в источнике иконы с изображением святой преподобномученицы Параскевы, которую греки взяли с собой во время переселения в Приазовье в 1778 г. Обретенная икона находилась в Мариуполе, в церкви Рождества Богородицы, и пользовалась особым уважением - по преданию, она спасла Мариуполь от холеры. С тех пор в день свершившегося чуда (26 июля по старому стилю) в церкви собирались одни только женщины и праздновали своеобразный «женский панаир» (церковный праздник).

 

ПРЕПОДОБНАЯ ПАРАСКЕВА, ИГУМЕНИЯ ТОПЛОВСКАЯ

 

Игумения Параскева, в миру Ольга Ивановна Родимцева(1849-1928), являлась настоятельницей, и управляла Топловской обителью с 1889 по 1928 годы. Родом она была из Москвы. Образование получила в Московском мещанском училище. В 22 года поступила Ольга в Московский Страстной монастырь, где в 1874 году была определена в число сестер и облечена в рясофор с наречением имени Вячеславы. Когда игумения Страстного монастыря Валерия изъявила желание перейти в Топловский монастырь, вместе с ней в Крым в 1875 году прибыла и послушница Вячеслава.

 
После ухода игумении Валерии из обители, Вячеслава за ней не последовала, а осталась в монастыре и была выбрана секретарем монастырского совета, а позднее - казначеей. В 1884 году за отличную и полезную службу ей было преподано благословение Святейшего Синода и выдана грамота.  16 июня 1889 года владыка Мартиниан постриг ее в монашество с наречением имени Параскевы, в декабре этого же года она была назначена настоятельницей монастыря, а 26 июля 1890 года, в день памяти преподобномученицы Параскевы, своей небесной покровительницы, возведена в сан игумении.

Тридцать девять лет игумения Параскева управляла Топловской обителью, на ее глазах и ее стараниями бедная обитель превратилась в крепкое, хорошо налаженное хозяйство. За труды на пользу обители в 1894 году матушка Параскева была удостоена самой высшей награды, какую только могут иметь монашествующие женщины - наперсного креста.


Тяжело было видеть игумении Параскеве, как постепенно гибнет созданная ею обитель. Еще в 1922 году она написала завещание, но пока жил монастырь, билось и ее сердце. 16 декабря 1928 года в воскресенье игумения почувствовала себя плохо и через полтора часа умерла от паралича сердца. Она успела исповедаться и причаститься, простилась с сестрами, всех благословила и сама приняла благословение от иеромонаха Ювеналия (Литвиненко).


 Похоронили игумению Параскеву на монастырском кладбище. Но ее могила была разорена искателями "сокровищ". Вначале 1980-х годов рабочие хотели взять с монастырского кладбища памятник для братской могилы. Но когда надгробие подняли и перевернули, оказалось, что оно принадлежит игуменье Параскеве, о чем свидетельствовали слова: "Зде покоятся честныя мощи игумении Параскевы. Молитвенная свеча души ея полвека горела любовию велией и пламенной, прошениями об обители сей святой ко Господу. Любим, кланяемся ти, добрая и мудрая. мати наша. 3. XII. 1928 (ст. ст.)". Сейчас оно находится внутри часовни, посетители монастыря стремятся побывать здесь и приложиться к святыне, прося здоровья и благополучия.


На могиле матушки Параскевы и в наши дни происходят чудеса. Вот что рассказала паломница Нерук Любовь Ивановна, побывавшая в монастыре 7 июня 2001 года: "Я приехала в монастырь, пошла на кладбище поклониться матушке Параскеве, попросить за деточек о благополучии в семье и несла зажженные свечи. Они на пути к могилочке погасли. Я поскорбела, что погасли свечи, и решила их просто незажженными поставить на могилку. Когда я их поставила на могилку игуменьи матушки Параскевы, то свечи сами зажглись".


В 2009-м году,решением священного синода Украинской православной церкви,матушка игумения Параскева Родимцева была канонизирована и причислена к лику святых.


Составлена служба и написана икона преподобной. 11 июля 2010-го года состоялось прославление матушки, возглавлял которое блаженейший митрополит Киевский Владимир. 


Мощи преподобной обретены, прошли экспертизы, которые полностью подтвердили их подлинность. Сейчас они находятся в Параскевиевском храме обители. Память преподобной игумении Параскевы Топловской совершается 16 Декабря.



 

БОЛГАРКА КОНСТАНТИНА (МОНАХИНЯ ПАРАСКЕВА)

Неподалеку от Топлу находилась болгаро-греческая колония Кишлав (ныне с. Курское Белогорского р-на), большинство жителей которой составляли переселенцы – бывшие подданные турецкого султана, искавшие в России свободы вероисповедания. Основатели Кишлава попали в Крым случайно: 3 августа 1804 г. в Севастополь пришла купеческая шхуна "Дидона”, где находились 220 болгар, покинувших Адрианопольский вилайет. 

Русский посланник в Стамбуле направил шхуну в Таганрог, где болгары должны были высадиться для поселения в Приазовье. Стояла непогода, продовольствие на шхуне подходило к концу, и шкипер доложил портовым властям, что не может довезти болгар до Таганрога. Пассажиров высадили в Севастополе и направили в Феодосийский уезд, в селение, брошенное татарами, которые эмигрировали в Турцию. Болгарское поселение назвали Кишлав – от татарского "къшла” – загородь для овец, защита от непогоды и ветров. Село находилось в природной котловине и оправдывало свое название.

В Кишлаве жила простая, ничем не примечательная девушка по имени Константина, жизнь которой должна была, вероятно, сложиться, как и у остальных ее односельчанок – семья, хозяйство, домашние заботы. Однажды Константина замешивала тесто для хлебов. Внезапно раздался голос, ясно звавший ее по имени. Девушка тут же бросила все, ушла из дому, и мать долго и безуспешно ее отыскивала. 


Следует отметить, что семейный быт колонистов-болгар в то время был весьма патриархальным, обычаи свято блюлись, а историки отмечали необыкновенную скромность болгар. Женщины в семье вообще занимали подчиненное положение, и, конечно же, ни о каком непослушании, строптивости и самовольстве в данном случае не могло быть и речи. Каким же потрясением оказался для простой болгарочки этот небесный глас, если в одно мгновение были разорваны все узы!


Константина ушла в Кизилташ (ныне с. Краснокаменка Феодосийского горсовета), и жила там в пещере семь или восемь лет, в одиночестве и молитве. Крымские зимы в горах зачастую суровы, и нам, в той или иной степени избалованным цивилизацией, непостижимо, как можно было выжить в тех условиях. Как же горяча должна была быть молитва этой подвижницы! Константине пришлось покинуть Кизилташ, когда туда пришли двое странников, Андроник и Пантелеимон, и основали там киновию во имя св. Стефана Сурожского. 


Отшельница переселилась ближе к родным местам, выкопала себе землянку у источника св. преподобномученицы Параскевы, и долго жила здесь одна, а соседи-болгары приносили ей скудное пропитание. Впоследствии к ней присоединились несколько женщин, и здесь основалась как бы киновия – прообраз будущей обители. Над источником была выстроена маленькая часовенка, где эти женщины читали по усопших псалтирь, за что им приносили скромные продукты.


Константина непрестанно молилась о том, чтобы возле источника была не просто небольшая часовня, а церковь. Ей указывали на трудности, на отсутствие средств, но она с полной уверенностью отвечала, что деньги у нее есть. "Где же они?”, – спрашивали у нее. "На людях”, – отвечала Константина, и неутомимо собирала пожертвования для достижения желанной цели.

 

Мы немногое знаем о Константине. Она была неграмотна: не умела читать, не знала молитв, молилась своими словами, но ее неграмотность не была чем-то необычным, в то время почти полное отсутствие образования у болгар-колонистов являлось нормой. Носила власяницу, а поверх ее суконный черный болгарский сукман (род кафтана). 


Была очень некрасива: маленькая, худая, морщинистая, с вечно растрепанными волосами – но что такое внешность в сравнении с теми духовными сокровищами, которыми так щедро наделил Господь эту простую болгарку! Никто, да и она сама, не знал, сколько ей лет. "Может пятьдесят, а, может, и сто”, – усмехаясь, говорила она. Действительно, на вид определить ее возраст было затруднительно – женщины-болгарки, красивые в молодости, быстро старели и уже к тридцати годам зачастую казались старухами.

 

В конце своей жизни Константина приняла полный монашеский постриг, наречена была Параскевою. Она умерла в 1874 г., была похоронена на том месте, куда ежедневно ходила молиться, и где сейчас находится монастырское кладбище. Памятник ей был поставлен простой – плита из местного камня и такой же крест. Ни могила, ни памятник до наших дней не сохранились, они были уничтожены после закрытия монастыря. 

8 августа 2019   Просмотров: 7 007