"Свой“ он русскому человеку. День обретения мощей священноисповедника Георгия Коссова

Георгий Алексеевич Коссов родился 4-го апреля 1855 года в селе Андросове Дмитровского уезда Орловской губернии, в семье священника. С ранних лет он полюбил храм Божий и службу. После сельской школы поступил в Орловскую семинарию, где выделялся среди сверстников особой душевной чистотой, смирением и любовью к ближним. 


По окончании семинарии Георгий пять лет учительствовал в одной из земских школ родного уезда. К этой работе он относился с трепетом, как к порученной ему Богом миссии просвещать и наставлять юные сердца к исполнению заповедей Господних. А вскоре, сочетавшись браком с благочестивой дочерью священника Елецкого уезда Александрой Зерновой, Георгий Алексеевич был рукоположен в священный сан и назначен на беднейший приход Орловской епархии – в село Спас-Чекряк Болховского уезда, располагавшееся на стыке Орловской, Калужской и Тульской губерний.

 

Тяжелое материальное положение прихода, состоявшего из 14-ти дворов, ветхая деревянная церковь XVIII века, находившаяся в некотором отдалении, в которой зимой во время службы замерзали даже Святые Дары, отсутствие постоянного причта – все это, конечно, удручало молодого батюшку. Но более всего его ужасало, что сердца сельчан были далеки от Церкви и Бога. И новоиспеченный пастырь решил обратиться за советом к великому Оптинскому старцу Амвросию – с надеждой, что тот благословит его перейти на другой приход.

 

У кельи преподобного толпился народ, ожидавший его появления. Старец вышел и, внимательно оглядев собравшихся, подозвал к себе незнакомого ему отца Георгия: «Ты, иерей, что там такое задумал? Приход бросать? А ты знаешь, Кто иереев-то ставит? А ты – бросать?! Храм, вишь, у него стар, заваливаться стал… А ты строй новый, да большой, каменный, да теплый, да полы в нем чтоб были деревянные: больных привозить будут, так им чтоб тепло было. Ступай, иерей, домой, ступай, да дурь-то из головы выкинь!..» – строго наказал старец Амвросий.

 

Батюшка недоумевал о полученном вразумлении, но повеление прозорливого угодника Божия воспринял как указание свыше и продолжил служение на прежнем месте. Сильные искушения пришлось претерпеть отцу Георгию: по временам на него находила безпросветная душевная тоска, мучили бесовские страхования. Когда он вновь приехал к старцу, тот, лишь завидев его, начал ободрять: «Ну, чего испугался, иерей? Враг один, а вас двое – Христос Бог да ты. Ступай домой и ничего впредь не бойся!» После посещения Оптиной Пустыни у батюшки словно гора свалилась с плеч, и он понес свой крест с радостью, начал поднимать приход молитвой: совершал богослужения в пустом холодном храме, зачастую в полном одиночестве. Постепенно сияние его веры и необыкновенное усердие привлекли прихожан, об удивительном священнике заговорили и за пределами Болховского края.

 

Литургию иерей Георгий служил в воскресные и праздничные дни; в будни же он обходился без помощников: сам подметал сор, наливал масло в лампады, ставил и зажигал свечи. По примеру Оптинской обители каждый день совершал молебны; читал канон Богородице, во время которого крестообразно помазывал чело и руки прихожан маслом из лампад от икон Спасителя, Богородицы и Николая Чудотворца. В Спас-Чекряк потянулся народ, благоговейно внимавший словам батюшки, принимавшего всех приходивших к нему как родных. Многих он обратил на путь спасения. Молился подвижник столь проникновенно и с такой верой, что люди на службах плакали. В газетах писали, что в Болхове «без совета, благословения батюшки редко кто женится, выходит замуж или открывает какое-либо предприятие. Его посредничества ищут люди, у которых расстроилась или разбита семейная жизнь, к нему обращаются больные, одержимые разными недугами: припадками, алкоголизмом и т. п.». За богоугодные дела, смирение, чистое сердце Господь наградил отца Георгия даром прозорливости, однако он к себе ничего из свершавшегося не относил: «У меня вся надежда только на Бога: когда хочешь сделать что-либо доброе и просишь помощи Божией, то всегда ее получаешь», – говорил святой.

 

Священноисповедник вникал в подробности жизни всех приходивших к нему за духовным советом и подавал мудрые наставления. Так, писателю Сергею Нилусу он не дал благословения на продажу его имения бельгийской акционерной компании, которая хотела устроить на том месте кирпичный завод, и впоследствии выяснилось, что сделка была авантюрой. В очерке «Отец Егор Чекряковский» С. Нилус писал: «И идет, и едет к нему русский человек с полной верой, не мудрствуя лукаво, и с удовлетворенным сердцем возвращается от него по домам, разнося великую и добрую славу про „своего“ батюшку по всему простору Руси великой. „Свой“ он русскому человеку».


Случалось, что, духовно врачуя согрешавших, отец Георгий употреблял весьма суровые методы. Например, одной женщине он вручил яйцо с наказом съесть его, а когда она вновь приехала пожаловаться, что подарок батюшки оказался испорченным, он обличил ее в торговле несвежим мясом. Другой верующей он разъяснил причину немоты ее детей: отправил послушать в рощу пение птиц, и она вспомнила свой детский нераскаянный грех – вырывание язычков у птенчиков. Батюшка часто повторял, что дети страдают за грехи родителей, и призывал тех каяться в своих прегрешениях.

 

Хозяйственную деятельность в Спас-Чекряке священник начал с постройки небольшого кирпичного завода, на котором работали прихожане. Из собственного материала он возвел страннический дом для приезжих – подобие гостиницы. Кроме того приобрел помещение, где устроил школу грамотности и сам преподавал в ней Закон Божий и светские дисциплины. В 1894 году в Спас-Чекряке открылась одноклассная церковно-приходская школа, здание которой также было возведено из батюшкиного кирпича, а в 1896-м состоялось освящение нового здания второклассной школы, равной которой не было во всем уезде. В дальних деревнях прихода также были созданы церковно-приходские школы, в которых отец Георгий стал попечителем и законоучителем. В школе для мальчиков он устроил интернат на 80 человек, библиотеку на 500 книг, две мастерские: слесарно-токарную и столярную, образцовую пасеку на 30 ульев, купил землю и развел на ней огороды и фруктовый сад из 400 деревьев.

 

К 1903 году был выстроен приют для девочек – место спасения сироток со всей России. Там их учили рукоделию, огородничеству, садоводству, пчеловодству – словом, прививали различные жизненные навыки. Дети носили изготовленную своими руками одежду и обувь, причем по праздникам их наряды – сарафаны, рубашечки, фартуки, как и оформление лестницы и мебели – по расцветкам совпадали с цветами государственного флага. С помощью таких мелочей батюшка Георгий взращивал в душах и сердцах своих подопечных любовь к Отечеству. Весь труд освящался молитвой: ежедневно воспитанницы приюта совершали утреннее и вечернее правило, по четвергам читали акафист святителю Николаю Чудотворцу, а по субботам – Богородице, в праздники непременно посещали храм.

 

Украшением села стал величественный одноглавый храм с трехъярусной колокольней, по завету старца Амвросия созданный на народные пожертвования. Строительство его продолжалось в течение 11-ти лет, а освящение главного престола в честь Преображения Господня состоялось в 1905 году.

 

Отец Георгий продолжал утешать свою паству и после революции. Благодаря его усилиям, Спас-Чекряк был спасительным островком посреди разбушевавшегося безбожного моря. Осенью 1918 года священника арестовали и увезли в тюрьму. Но там недоумевали, что делать с новым знаменитым арестантом, как записать во враги народа человека, на свои средства содержавшего сиротский дом, несколько школ, кирпичный завод, больницу и всегда помогавшего крестьянам. В заключении пастырь оставался со всеми ласков и приветлив. Опасаясь народного гнева, его вскоре отпустили, однако продолжили притеснять различными способами: посылали в Спас-Чекряк уполномоченных, преобразовали хозяйство в сельхозартель, приказали не брать новых сироток в приют, а тех, которым исполнилось 18 лет, выдворять из заведения... В начале 20-х годов в село прибыла комиссия по изъятию церковных ценностей, которых у батюшки не оказалось. Тогда его обвинили в укрывательстве, арестовали и вновь отправили в губернскую тюрьму, где опять не смогли предъявить священноисповеднику никаких обвинений и потому отправили домой. Находясь в трудном материальном положении, отец Георгий не переставал кормить голодных, лечить страждущих, всячески стремился помочь людям. Унывавших он ободрял такими словами: «Главной причиной людских бед является наша грешная жизнь и отступление от Бога. Но это пройдет. Скорбями и страданиями Россия очистится от грехов и обратится к Богу. Царица Небесная не оставит наш народ и будет молить за нас Сына Своего, нашего Спасителя Иисуса Христа. И Господь Бог смилуется и простит грехи наши и даст людям спокойствие и благоденствие…»


По откровению свыше отец Георгий знал свой смертный час и ожидал его спокойно, с благодарностью вспоминая явленные ему великие благодеяния Божии. Подвижник почил в 1928 году, в возрасте 73-х лет и был погребен в Спас-Чекряке, у церковного алтаря. В августе 2000 года на юбилейном Архиерейском соборе он был прославлен Русской Православной Церковью в лике священноисповедников. В том же году 9-го декабря состоялось обретение его мощей, которые перенесли в Спасо-Преображенский собор города Болхова, где они и покоятся ныне в деревянной раке на правом клиросе. В трудные для нашего Отечества времена на примере отца Георгия Господь показал высоту служения приходского пастыря. Не иссякает поток паломников к мощам преподобноисповедника, и после своей кончины продолжающего наставлять, утешать и исцелять всех, с верой к нему приходящих.

 


Подготовила Ксения МИРОНОВА

 

По материалам книги 
«Святой отец Егор из Спас-
Чекряка» (Болхов, 2013) 
и интернет-ресурсов

17 февраля 2021   Просмотров: 759