Веха на тернистом модернистском пути.

Обновленчество и модернизм, как проявления апостасии, все более поражают священноначалие РПЦ. Это не крещальная купель, а крещение обливанием. Наши церковные иерархи идут по стопам латинян, которые в своем стремлении угодить миру лежащему во зле, потеряли последние остатки своей причастности к Богу. И их заигрывание с дьяволом не помогло наполнить их "храмы", которые стали прибежищем бесовским.

 

altПрезентация шестого тома серии книг "Православное богослужение" в переводе на русский язык, основу которого составили чинопоследования "Требника", состоялась 12 ноября в конференц-зале Российской государственной библиотеки.

Вел встречу проректор Свято-Филаретовского института (СФИ) Дмитрий Гасак, заявивший вначале о важности переводческой деятельности для всей полноты Церкви и тут же предоставивший слово архиепископу Тульчинскому и Брацлавскому Ионафану (Елецких), давшему в свое время архипастырское благословение на издание сего труда.

Владыка Ионафан отметил, что все шесть книг "Православное богослужение" на русском языке - это словесная крещальная купель. Необходимость уяснения богослужебных текстов была одобрена Архиерейским Собором Русской Православной Церкви Московского патриархата ещё в 1994 году. Владыка привел определение Собора: "В связи с тем, что развитие литургической жизни в нашей Церкви практически остановилось, а большинство жителей наших стран безвозвратно утратило традиционную для прошлых веков культуру, представляется необходимым сделать более доступным их пониманию смысл священнодействий и богослужебных текстов". Он также напомнил, что в 2009 году Священным Синодом РПЦ МП была утверждена концепция миссионерского служения. В ней содержатся рекомендации по использованию родных языков на Литургии Просвещаемых, равно как и благословение совершать миссионерские литургии с разъяснением смысла и порядка литургических действий.

"Все это свидетельствует о соборном возобновлении поиска действенных форм миссионерского служения на общецерковном пространстве. И, в первую очередь, среди тех, кто посещает наши храмы в надежде обрести спасительную благодать через слышание Слова Божия и в сопричастии Таинствам Православной Церкви", - сказал архипастырь.

Затем архиепископ Ионафан рассказал о своём опыте богослужения на родном языке и о причинах, побудивших его действовать в этом направлении: "Не секрет, что общим "больным" местом наших литургических служений является его тройное раздробление: 1) в алтаре священнослужители читают "тайные" молитвы Св. Евхаристии; 2) на солее и амвоне слышны возглашения диакона; 3) в центральном нефе храма мирянин совершает свое "тайное" священнодействие, иногда включаясь в общее пение Символа веры, "Отче наш", иногда "Достойно есть". По мнению владыки, "решать проблему обновления литургической жизни прихода необходимо соборно, без спешки и без повторения ошибок прошлого, с учетом определений священноначалия Церкви, голосов клира и мирян Московского патриархата".

Архиепископ Ионафан подчеркнул, что богослужение на литургическом русском языке не является самоцелью: "Местное духовенство, слушая чтение евхаристических молитвословий на родном языке, даже попыталось повторить таковую практику. Но таковых приходилось останавливать, поскольку введение её предполагает многолетнюю богословскую подготовку прихожан - их катехизацию. Без последнего условия успешного движения в этом направлении не будет. В храмах же при ВУЗах, в армейских и флотских храмах, в исправительных и детских учреждениях служение миссионерских литургий, вероятно, было бы полезным.

В любом случае, служение миссионерских литургий не должно быть самоцелью. Это - вынужденная мера. Кому-то она по душе, а кому-то и не подойдет. Но то, что она готовит недостаточно воцерковленных людей к более осознанному их участию в Евхаристии, - несомненно".

После выступления архиепископ Ионафан передал в дар Свято-Филаретовскому институту молитвослов на монгольском языке (СПб.; 1864) и текст Божественной литургии на украинском.

altРектор СФИ профессор-священник Георгий Кочетков в своем выступлении отметил, что шестой том - самый толстый. В нем собраны разнородные чинопоследования. Большинство текстов пришлось переводить со славянского языка, поскольку на греческом их не оказалось, хотя иногда получалось и наоборот - так, молитва на начало учебного года так и не была никогда переведена с греческого на славянский. По словам о. Георгия, этот том пользуется большой популярностью у священников, и тираж уже почти разошелся.

В заключение своего выступления известный миссионер отметил, что ставил перед собой не только образовательно-научную, но и практическую цель. И эта последняя зависит от реакции на переводы церковного народа.

Искусствовед Александр Копировский обратил внимание собравшихся на слово "порядок", встречающееся в "Содержании" только один-единственный раз - "Порядок совершения агапы". "Кроме чинов чинопоследований могут присутствовать разные "порядки". Разнообразие задается словом "порядок", опытом современной Церкви", - сказал А. Копировский.

Регент СФИ Светлана Чукавина напомнила известную поговорку "певец - не молец" и заметила, что когда поешь тексты молитв на русском языке, то становишься "мольцом". Она также засвидетельствовала, что все переведённые тексты легко ложатся на известные церковные распевы. Как бы подтверждая её слова, хор СФИ исполнил несколько песнопений.

К сожалению, в рамках презентации никто из выступающих не коснулся негативных сторон перевода - излишнего украшательства, буквализма отдельных мест, трудности слога, слов-паразитов ("который", на мой взгляд, нельзя использовать не только в поэзии, но и в литургическом русском - это слово-табу), неоправданного перевода словосочетаний, вошедших уже в русскую речь ("многая лета" - "многие лета").

А может, и к лучшему, что на презентации об этом не говорилось. На то они и презентации.

Путь к литургическому русскому языку тернист. Но проходить его всё равно придется. И на этом пути серия книг "Православное богослужение", при всех её недостатках, стала заметной вехой.

Борис Колымагин
19 ноября 2009 Просмотров: 4 107