ОТВЯЗНЫЕ ДЕТИ В ХРАМЕ... Обсуждаем проблему. Константин Дергачёв



Боясь прослыть возгордившимся осужденцем, пишущий эти строки публицист всё же рискнёт задеть нелицеприятную - для теперешнего священства - тему. Впрочем, он не новая и давно находится в эпицентре нередких «форумных» обсуждений в компьютерной сети.

С некоторых пор начала бросаться в глаза картина настораживающего поведения детей в наших православных церквах. Активные отроки и отроковицы – при «лояльном снисхождении» родителей (или же дедушек и бабушек) - вовсю шныряют по всему пространству храма, нагло раздвигая взрослых в часы Божественных литургий. Порой дело доходит до стычек между резонно возмущающимися прихожанами и «оскорблённым» родительским сословием, ленящимся (или не желающим) держать своих чад в узде.

Буквально на днях Ваш скромный рассказчик поневоле был вынужден «возмутить спокойствие» одной любящей мамы и её любимого создания. Явно новоначальная женщина средних лет, одетая с коротковатое летнее платье «выше колен», опоздав на половину службы и встав со своим, примерно 4-летним, сыном впереди всех мужчин на правой - исключительно мужской - половине храма, причастив приведённое дитя, по окончании таинства отвела к его к храмовой скамейке (где уже сидели немощные пожилые женщины) и, наплевав, на элементарный – даже мирской – этикет водрузила собственное чадо ногами на лавочку, чтобы тому было удобнее смотреть в окошко. Находящаяся рядом опешившая старушка, подол платья которой чуть было не оказался потоптанным сандалиями невоспитанного пострелёнка, опешив, попросту не стала вступать в спор со странной мамой. 

Не в силах воспринимать сие зрелище спокойно  - в преподавание правил хорошего тона пришлось вступить автору этой заметки. Разъяснение неразумной родительнице разницы между Божией обителью и детской площадкой вызвало в ответ удивлённый колючий взор, говорившей подчёркнутом недовольстве сей дамы. Благо, что пререкаться она не стала и ушла с ребёнком в другое место. А сколько бывает эксцессов с явно противоположным «бурным» результатом, где сакральность богослужения в одно мгновение разрушается горячностью словесных перепалок?

Известный детский психолог Ирина Медведева, в частности, рассказывала об одной нерадивой семейной паре из её московского прихода, умилительно позволявшей своему дитяте гарцевать по храму с разными эскападами. Прихожане долго терпели сию чету, покуда их капризный младенец не допёк самого настоятеля. 

Причём настолько, что тот был вынужден попросту остановить службу и отчитать папу с мамой за плохое поведение ребёнка. Оказалось, они воспитывали своего сына по какой-то западной методике, предполагавшей собой предоставление «будущей личности» полной свободы действий. В итоге, это трио – в обиженном состоянии - из храма вскорости исчезло и нашло себе другой «приют» с сектанским душком.

Однако описанные выше случаи являют собой ещё не самую грустную сторону рассматриваемой проблемы. Куда более кощунственным представляется тот оборот медали, на котором во всей антикрасе блистают непотребства священнических семей в данном вопросе. Осмелюсь привести ещё один пример из собственной наблюдательной практики.

Последние несколько лет я провожу летний отдых в живописном крымском городке Орджоникидзе (вблизи Феодосии и Коктебеля, прямо по центру между ними). Сказочность природных ландшафтов, чистота волн Чёрного моря, горные пейзажи и прочие достоинства сего места заставляют многих мирян забыть о круговоротах континентальной бытовой жизни. 

Есть там и прекрасная с виду церковь, некогда выстроенная из качественного красного кирпича добросовестным энергичным протоиереем Алексеем Свитанским, который, несмотря на свою занятость в Феодосии (тогда он много лет возглавлял городскую церковь святой великомученицы Екатерины) смог организовать параллельную постройку и сей обители в Орджо (к несчастью, сейчас отец Алексей находится в церковно-рейдерском гонении, являясь объектом незаконных действий ряда коррумпированных церковных персон, что подробно описано в серии интернет-очерков «Церковный беспредел в Феодосии»). 

Обитель в Орджоникидзе носит имя святого преподобного Стефана Сурожского и отличает её целое коллекция икон с мощевиками святых внутри. Но души воцерковленных курортников, посещающих храм в Орджоникидзе, смущаются в последнее время не от этой - довольно странной – оригинальности (говоря откровенно, такого обилия мощевых икон не встретишь, порой, даже в монастырских  храмах), а… от всё того же «детского фактора». 

Дело в том, что приходом Стефана Сурожского в Орджоникидзе уже много лет – ещё с украинских времён - руководит выходец из тернопольской Западной Украины - протоиерей Степан Гогалюк, многодетный отец (кстати, устоявшийся антимонархист с антироссийской фигой в кармане), чьи подрастающие сыновья помогают ему пономарить. 

С одной стороны такая преемственность достойна уважения. Службу священник правит обязательно (правда, иногда её начало он периодически затягивает минут на 15-ть). Справедливости ради отметим, что он добросовестно вычитывает все записки, поданные в алтарь (это хорошо видно по ходу службы), неплохо произносит проповеди, поздравляет именинников в конце литургий. 

И всё бы ничего, но… отец Стефан пророс  со своей матушкой Галиной в этих краях настолько, что – судя по повадкам – считает себя в Орджо чуть ли не местным церковным князьком. Живёт он со своим многодетным семейством прямо на территории храма в хорошем двухэтажном краснокирпичном доме. Есть у него и неплохой иномарочный фургон, в коем батюшка то и дело гастролирует между Крымом и погрязшей в болоте необандеровщины родной Западной Украины. 

Но ещё более обращает на себя внимание поведение его младшенького шумливого сына. Впрочем, и его матушка от своего последнего произведения тоже старается «не отставать». Господарка-Галина (также уроженка Западной Украины) заматерела настолько, что полностью разладила свой разум в отношении элементарной внутрицерковной дисциплины – вальяжно открывая двери обители и громко цокая по полу храма своими массивными каблуками, она может появиться на службах лишь к Символу Веры (лично тому свидетель). 

Причём, юбка у неё также нередко бывает выше колен (что для жены священника является довольно настораживающим диагнозом).  А их самое «юненькое» немовля  – это настоящее громкоговорящее искушение для приезжих посетителей. Сколько раз за 2017-2019 годы, находясь на отдыхе и заходя в местную церковь на воскресные службы, я находился положении этакого подопытного кролика, когда ты не можешь нормально сконцентрироваться на молитвах и на общем ходе богослужения, поскольку дитя священника – «на законных основаниях» - горланит на весь храм. 

Но голосистость маленького – ещё полбеды. Особое смотриво – это когда на глазах у всех он устраивает «невинные» променады между прихожанами, самим батюшкой, диаконом и своими старшими братьями. В кулуарах на него нередко жалуются и многолетние орджоникидзевские верующие.

Шутка ли – спокойно взирать, как лелеемый родительскими пастырскими «патрициями» избалованный барчук по полной программе «отрывается» во всех закоулках храма, да ещё вползает через Царские врата в алтарь и выползает из него тогда, когда ему заблагорассудится (!). И всё это при полном попустительстве настоятеля-подкаблучника. 

Так и вспоминаются сатирические строки украинского юмориста времён СССР [другого Степана] – искрометного Степана Олейника:

«Вся вулиця наша страмить гультяя.                                             
I тiлькi мамаша вiд щастя сiя.                                                  
Дае на бокальчик                                                                
да ще й примовля: воно iще мальчик – нехай погуля».
(Стихотворение «Мальчик»).

Описанные нами некрасивые истории – лишь мелкая часть из целого сонма подобных явлений, сотрясающих нашу Церковь изнутри. В этом повинны, большей частью, мы – взрослые, которые лениво махнули рукой на воспитание своих детей достойному поведению.
 
Какой заботы мы жаждем от своих наследников и наследниц в их взрослой жизни, если ленимся учить их с младых ногтей элементарным правилам уважения к старшим? Или умению благоразумно, тихо и пиететно вести себя в стенах Божиих обителей. Дисциплина детей в храме – далеко не мелочь, какой её хотят представить ряд нерадивых родителей и либерального священства. Как выясняется, это масштабная люциферская инфекция, активно бушующая в теле Матери Церкви. 

Священство на своих проповедях просто обязано  выносить подобные случаи на прилюдное порицание, дабы находящиеся в прелести родители не развинчивали своих чад до запредельного баловства в святых стенах, которое в один неожиданный момент уже начнёт граничить с открытым богохульством. 

Заметьте: как умилительно наблюдать за теми редкими детьми, которые умеют скромно вести себя в церковной ограде. Их так и хочется поощрять добрым словом, заботливым жестом и сладостями. 

И насколько мгновенной бывает неприятная реакция на вызывающие крики и грубоватые толчки идущих напролом  мальчишек и девчонок, пробирающихся «сквозь лес» взрослых дядь и тёть и воспринимающих Храм Божий, как некое продолжение школьной перемены. Такие если чего и заслуживают, то только сильно накрученного уха и хорошей порки.

Глупость привязалась к сердцу юноши,  но исправительная розга удалит её от него. – говорил премудрый царь Соломон (Притчи 22, 15). И давал ещё один, непреходящий во времени, совет: Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состарится (Притчи 22, 5).

Как показывает практика, в наше нестойкое время, к счастью, тоже есть благоразумные родители. Сожаление вызывает лишь то, что они находятся в наших храмах в весьма существенном меньшинстве. И необходимость строгой реакции с амвона на сей повальный нравственный недуг семейных прихожан, думается, уже давно назрела.

Константин Дергачёв (24 июня 2019 г.)
29 июня 2019   Просмотров: 1 700