ХРИСТОПРОДАВЦЫ... Иерархи Фанара называют папу своим предстоятелем



В конце мая 2021 г. недавно назначенный на кафедру митрополит Италии и экзарх Южной Европы Константинопольского патриархата Поликарп (Ставропулос) получил аудиенцию у папы Франциска. После нее он дал интервью агентству Vatican News, в котором без лишней дипломатии заявил, что унии с Римом быть, причем в самое ближайшее время.
 
Нет ничего предосудительного в том, что вновь назначаемый иерарх в епархии, которая находится на территории страны, где доминирует иная религия или конфессия, встречается с лидером этой конфессии. Это обычная дипломатическая практика, к которой весьма часто, если не сказать – всегда, прибегают религиозные деятели.

Как правило, целью таких визитов являются межконфессиональный мир и сотрудничество (конечно там, где это позволяют религиозные каноны). Однако визит митрополита Поликарпа к папе Франциску имел совсем иной статус. Об этом поведал сам митрополит Поликарп: «Это была очень сердечная встреча сына с любимым отцом, встреча епископа с его предстоятелем и патриархом. У Святого Отца великое сердце, искреннее сердце, я поблагодарил его за ободряющее послание, которое он послал мне для моей интронизации, я попросил его папского благословения на мое служение, снова в Италии и на этот раз в качестве епископа…».

"Это была встреча сына с любимым отцом, встреча епископа с его предстоятелем и патриархом. Я попросил его папского благословения на мое служение."

То есть данная встреча имела статус встречи «епископа с его предстоятелем». Здесь особое внимание следует обратить на слово «его». Митрополит Поликарп считает папу Франциска СВОИМ предстоятелем. Возникает вопрос – в какой конфессии служит митрополит Поликарп, в православной или католической? Из его слов следует, что в католической. Это утверждение подтверждается еще одним моментом: митрополит Поликарп считает необходимым для своего служения в качестве епископа получение «папского благословения».

Если мы вспомним исторические унии, которые заключали как иерархи Константинопольского патриархата в 1274 г. (Лионская уния) и в 1439 г. (Флорентийская уния), так и иерархи Киевской митрополии в 1596 г. (Брестская уния), то во всех них ключевым вопросом было признание власти папы. Принятие католического вероучения, моральных норм и других «латинизмов» было зашито вот в это одно – признание папы верховным предстоятелем и главой. 

Как видим, митрополит Поликарп признался именно в этом, и, самое интересное, что признался сам, никто его за язык не тянул. Повторим, он буквально сказал, что признает папу Франциска СВОИМ предстоятелем. Таким образом митрополит Поликарп признался в том, что он – самый настоящий униат. Если митрополит Поликарп называет папу СВОИМ предстоятелем, то возникает вопрос – в какой конфессии он служит, в православной или католической? 

Чем страшна уния
 
Внешне уния ничем не страшна. Не надо далеко ходить, можно посмотреть на наших украинских униатов. Служба в храмах совершается, народ в них ходит, особенно на Западной Украине. Иерархи и духовенство говорят красивые слова, люди молятся и совершают некоторые добрые дела (о злых говорить не будем). Однако вся эта радужная картинка разбивается о слова святителя Киприана Карфагенского: «Кому Церковь не мать, тому Бог не отец». Церковь на земле существует и существовала всегда по слову Господа: Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее… (Мф. 16: 18). 

Существует в том виде, в котором она была создана Духом Святым в день Пятидесятницы и устроена апостольской проповедью. Церковь эта видимая, осязаемая, единая. В Нее можно вступить путем Святого Крещения, а можно из Нее извергнуться путем совершения смертного греха, в том числе и греха ереси.

И Православие, и католичество претендует на то, чтобы называться этой «Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью» (Символ веры), но только одна из них таковой является. Одним из признаков истинной Церкви, кроме всего прочего, является «изначальность» ее веры, то есть догматика, сформированная в начальное время христианства. И уже по этому одному признаку католичество не может о себе сказать, что оно верит так, как верили всегда. 

Догмат об исхождении Святого Духа «и от Сына» (филиокве) был окончательно привнесен латинянами в Никео-Цареградский символ веры только в XI веке, что вместе с утверждением о главенстве папы во всей Церкви послужило причиной отпадения латинян от Церкви в 1054 г. Кроме этих двух заблуждений, латинство за тысячелетнюю историю существования вне Церкви произвело на свет еще целый ряд заблуждений. Подробно с ними можно ознакомиться в статье «Что не так с католиками», а если говорить коротко, они следующие:

· исхождение Святого Духа от Отца и Сына, что означает умаление Божественности Святого Духа;

· утверждение, что папа – видимый глава Церкви, что означает устранение главенства в Церкви Иисуса Христа;
 
· извращение понимания сути спасения: вместо исцеления Христом поврежденной человеческой природы человек просто избавляется от наказания;
 
· догмат о непорочном зачатии Богородицы, который означает, что Пресвятая Дева не нуждалась в Спасителе;
 
· догмат о чистилище, что извращает изначальное учение о посмертной участи умерших;
 
· практикуемый способ чувственной молитвы, который православными подвижниками строго запрещается и именуется прелестью;
 
· практикуемый образ подвижничества, который православными отцами также признается прелестью;
· утверждение о догматическом развитии, что позволяет вводить новые догматы и перетолковывать по своему усмотрению старые.

И все это можно вполне благополучно спрятать за православными облачениями, православными обрядами и вообще внешней стороной. Поэтому, продолжая ответ на вопрос: чем страшна уния, можно сказать, что внешне ничем, но при этом суть унии – предательство Православия не только по вероучению, но и по многим другим аспектам. Принимая унию, любой человек, будь то иерарх или простой мирянин, становится чужд Церкви Христовой, со всеми вытекающими отсюда последствиями для спасения души. В современном лексиконе довольно модным является словечко «идентичность». Так вот, принятие унии с католичеством – это полное уничтожение православной идентичности.

Несмотря на полный и безоговорочный провал как Лионской унии, так и Ферраро-Флорентийской, Константинопольский патриархат на всех порах мчит к третьей унии, которая, вероятнее всего, может состояться в 2025 г. Подробнее об этом в статье «Призрак третьей унии с католиками уже не призрак»

Об этом также вполне откровенно поведал митрополит Поликарп: «Что удивительно, так это то, что близость, жесты, инициативы папы Франциска и патриарха Варфоломея подлинны и далеки от каких-либо мирских или зрелищных аспектов. 

Это два человека с одинаковыми мыслями и чувствами. Они осознают, что должны действовать сообща на благо нашего проблемного человечества, которое в последнее время еще больше обеспокоено кризисом в области здравоохранения и экономическим кризисом, вызванным пандемией коронавируса. Путь католиков и православных к полному единству под водительством Святого Духа приближается к финишу. Я думаю, что на уровне верующих эта цель уже достигнута, и это важнее, чем на институциональном уровне».


Здесь следует обратить внимание на проблемы, которые, по словам митрополита Поликарпа, стоят перед Православием и католичеством. Это – «кризис в области здравоохранения и экономический кризис». Ни слова о грехе, разъедающем род человеческий, ни слова о смерти, которая властвует над людьми, ни слова о приобщении человека ко Христу посредством таинств! Важны только здравоохранение и экономика. Это весьма красноречиво свидетельствует о религиозном самосознании архиерея Константинопольского патриархата. Причем он давал интервью не какому-нибудь светскому изданию, читатели которого вряд ли интересуются вопросом спасения души. Интервью было дано главному информационному агентству Ватикана, религиозному изданию Vatican News.

Слова о том, что «путь католиков и православных к полному единству <…> приближается к финишу» еще раз подтверждают предположение о том, что как в Ватикане, так и на Фанаре существует вполне отчетливое видение сроков достижения единства и соответствующего плана действий. И сроки эти исчисляются не десятилетиями, а немногими годами. И патриарх Варфоломей, и папа Франциск намереваются войти в историю объединителями Православия и католичества. Впрочем, термин «объединение» здесь не очень подходит, а точнее не подходит совсем.

Никакого «объединения» не предполагается. Будет ПРИСОЕДИНЕНИЕ предателей Православия к латинянам, как и было во всех исторических униях, с признанием власти папы и принятием прямо или опосредованно всех заблуждений католичества, перечисленных выше. Об этом также прямо и откровенно говорит митрополит Поликарп. Его слова о том, что его встреча с папой Франциском была «встречей сына с любимым отцом, встречей епископа с его предстоятелем и патриархом», который дал свое «папское благословение на служение» митрополита Поликарпа в качестве епископа, свидетельствует именно об этом.

Никакого «объединения» не предполагается. Будет ПРИСОЕДИНЕНИЕ предателей Православия к латинянам с признанием власти папы, как и было во всех исторических униях.

История учит нас тому, что она нас ничему не учит. Эта ироничная фраза вполне применима к нынешним иерархам Константинопольского патриархата. Результатом уже упомянутых Лионской и Флорентийской уний было то, что духовенство и церковный народ их не приняли, а иерархи, подписавшие эти унии, понесли на себе клеймо предательства и позора. Их не принимали в свои епархии, с ними отказывались служить, и многие из них в конце концов раскаялись в содеянном. 

Сейчас фанариоты хотят еще раз попробовать наступить на те же грабли. Однако не факт, что эти грабли так же, как и раньше, ударят их по лбу. Некоторые обстоятельства наводят на мысль, что грядущая уния может все-таки оказаться успешнее предыдущих. Эти обстоятельства заключаются в очевидном факте – несмотря на то, что и патриарх Варфоломей, и многие другие иерархи Константинопольского патриархата в течение последних нескольких лет постоянно транслируют в общество посылы об объединении с Ватиканом, мы почти не слышим никаких возражений против этого из недр самого Константинопольского патриархата (прим.ред. - как не слышим возражений на оголтелый экуменизм и в РПЦ МП). 

Так же, как и не слышали сколько-нибудь значимых протестов против вмешательства Фанара в церковные дела на Украине. Вероятно, это объясняется тем, что патриарх Варфоломей с самого начала своего патриаршества проводит политику замещения архиерейских кафедр лояльными себе людьми. (прим.ред. - как и в РПЦ МП поступил лжп.Кирилл)

Однако такие протесты довольно громко звучат из других Поместных Церквей, причем Церквей, которые принято относить к так называемой греческой группе. Самым последним таким ярким протестом является открытое письмо, которое в ответ на интервью митрополита Поликарпа агентству Vatican News написал Митрополит Пирейский Элладской Православной Церкви Серафим (Мендзелопулос). В этом письме он довольно резко высказался о словах митрополита Поликарпа: «Также нас не удивляет, что Поликарп чувствует себя по отношению к папе "сыном своего любимого отца". Считать своим отцом еретика и узурпатора патриаршего престола Рима или кого-либо еще – проблема Поликарпа. Однако нас удивляет, что Поликарп зовется епископом Православной Церкви и называет нераскаянного ересиарха своим патриархом».

Удивляясь столь откровенным высказываниям митрополита Поликарпа, митрополит Серафим задается вопросом – откуда митрополиту Поликарпу известно, что «путь православных и католиков к полному единству приближается к финишу»: «Знает ли он что-нибудь, что скрыто от верующих людей? Не "выдал" ли он "секрет", реализации которого мы удивимся через "союз церквей"? Насколько основательны слухи о грядущем "союзе"?»

И еще одно обстоятельство ничему не научило фанариотов. Вероятно, в своих планах по «третьей унии» они надеются, что помощь в осуществлении этих планов им окажет американский Госдеп, ведь предыдущие унии также продавливались светскими властями. Однако то, что Госдепартамент США в результате почти трехлетних усилий так и не смог склонить большинство Поместных Церквей к признанию ПЦУ, наводит на мысль о том, что он не такой уж и всесильный, и рассчитывать, что с его помощью можно подчинить себе Поместные Церкви в деле унии с Римом, весьма наивно.

В действительности же даже в «греческих» Церквях желающих вступить в унию намного меньше, чем желающих утвердить превосходство Константинопольского патриархата в Православном мире. Ведь одно дело утверждать величие эллинизма в рамках Православия, а совсем другое – предавать Православие и подчиняться Ватикану. Хотя и первое противоречит Евангелию, но второе – совсем ни в какие ворота не лезет.

Поэтому можно предположить, что архиереев, желающих вслед за патриархом Варфоломеем присоединиться к авантюре с «третьей унией» найдется не так уж много. Может быть, за ним пойдет большинство архиереев его собственного Константинопольского патриархата, но в других Поместных Церквях возникнет очень мощное противодействие, подкрепленное богословскими аргументами, историческими аналогиями и духовным авторитетом таких иерархов, как митрополит Пирейский Серафим, митрополит Лимасольский Афанасий и многих других. Особенно это касается Святой Горы Афон, авторитет которой, правда, пошатнулся в связи с признанием некоторыми монастырями ПЦУ, но все еще достаточно высок. Можно предположить, что большинство афонских монастырей выступит против унии.

В итоге сторонников унии ждет такой же бесславный конец, как и их предшественников, клеймо предательства и позора, что, конечно же, смывается искренним покаянием. Именно к покаянию призвал митрополита Поликарпа митрополит Пирейский Серафим в своем письме:

«Признание своей ошибки, наше покаяние – это не акт трусости, а основная христианская добродетель и героизм!» 

Кирилл Александров
14 июня 2021   Просмотров: 2 701