СВЕТЛЫЙ АНГЕЛ ЛЮБВИ И УТЕШЕНИЯ. Её Императорское Высочество Великая Княжна Российская Мария Николаевна Романова. (ФОТО)

СВЕТЛЫЙ АНГЕЛ ЛЮБВИ И УТЕШЕНИЯ
 
Её Императорское Высочество Великая Княжна Российская Мария Николаевна Романова
 
 
Фото flickrTatiana Z

Третья дочь Императора Николая II и Императрицы Александры Феодоровны родилась 14 (27) июня1899 года в Петергофе, где в то время проводила лето Императорская семья. День родов, по воспоминаниям современников, был пасмурным и холодным.
 
«Счастливый день! Господь даровал нам третью дочь—Марию, которая родилась в 12:10 благополучно! Ночью Аликс почти не спала, к утру боли стали сильнее. Слава Богу, что всё окончилось довольно скоро! Весь день моя душка чувствовала себя хорошо и сама кормила детку» - написал Император Николай II в своём дневнике.
 
Опубликованное 15 июня того же года извещение за подписью Министра Двора Барона Фредерикса гласило: «Ея Величество Государыня Императрица Александра Феодоровна благополучно разрешилась от бремени Дочерью Великою Княжною, нареченною при святой молитве Марией, 14 июня, сего года, в 12 час. 10 мин. пополудни в Петергофе. Опубликованный в тот же день Высочайший Манифест повелевал писать и именовать, во всех делах, где приличествует, Любезнейшую Нашу Дочь Великую Княжну Марию Николаевну Ея Императорским Высочеством».


Фото flickrTatiana Z

Из воспоминаний А.А. Танеевой: «Мария была коренастая, её большие синие глаза светились, как фонари, губы были пухлыми. По своему характеру она была добрая и любила удобства. Поведением она напоминала мальчика, как и её младшая сестра, Анастасия, и была проказливой. Мария была в том неудачном положении, что не вполне подходила по своему возрасту к кругу старших сестёр, тогда как в группе младших она была излишне старшей. Помимо того, ребёнком она была шумная и неловкая. 


Фото flickrTatiana Z

В переходном возрасте Мария начала изменяться и стала очень красивой. Когда румынский Наследник Кароль прибыл свататься к Ольге Николаевне, он влюбился в Марию. Однако Государыня не хотела даже говорить о сватовстве, она была того мнения, что Мария относится ещё к детской комнате. Больше всего на свете Мария любила отца, она восхищалась им, и ревновала, когда я гуляла в обществе Государя». 



Едва начав ходить, она пыталась улизнуть из детской с криком: «Хочу к Папа́!». Няне приходилось едва ли не запирать ее, чтобы малышка не прервала очередной Прием или работу с Министрами. Когда Император был болен тифом, маленькая Великая Княжна целовала его портрет каждую ночь.
 
Мисс Игер: «Где бы она не видела отца в саду или в парке, она всегда звала его. И он всегда, как только видел или слышал, ждал её и немного нёс на руках. Когда Государь болел в Крыму, её горе не видеть своего отца не знало границ. Приходилось запирать дверь детской, иначе она пробиралась в коридор и безпокоила его своими попытками добраться до него. Когда Императрица пришла навестить детей в первый вечер после того, когда у Царя нашли брюшной тиф, на ней была надета брошка с миниатюрным портретом Императора. Всхлипывая и плача, маленькая Мария заметила брошку; она забралась на колени к матери и покрыла нарисованное лицо поцелуями. И не один вечер во время его болезни она не желала идти спать, если не поцелует эту миниатюру».
 
Маргарита Игер вспоминала случай, когда малышку хотели наказать за то, что она стащила несколько обожаемых ванильных булочек с родительского чайного стола, когда те пили чай, за что строгая Императрица приказала уложить её спать раньше обычного времени. Однако, отец — Николай II — возразил: «Я боялся, что у неё скоро вырастут крылья, как у ангела! Я очень рад увидеть, что она человеческий ребёнок».
 
В семье её называли Машенька, Мари, Мэри, просто — «Машка», «наш добрый толстенький Тютя». У Марии был талант к рисованию, она хорошо делала наброски, используя для этого левую руку, но интереса к школьным занятиям у неё не было. Её четвероногим любимцем был сиамский кот.


Император Николай II с дочерью Марией на палубе «Штандрта». impersem.kuvat

Из книги игумена Серафима (Кузнецова) «Православный Царь-Мученик»: «Великая Княжна Мария Николаевна унаследовала во всех отношениях, как внешних, так и внутренних, все качества своего деда, Императора Александра III. Крепость телосложения была у нее мужественная при совокупности редкой красоты. Она обладала большой силой, так что когда Цесаревич Алексей Николаевич был болен и нуждался в передвижении, то Мария Николаевна носила его как малого ребенка».
 
С. Я. Офросимова: «Её смело можно назвать Русской красавицей. Высокая, полная, с соболиными бровями, с ярким румянцем на открытом русском лице, она особенно мила Русскому сердцу. Смотришь на неё и невольно представляешь её одетой в русский боярский сарафан; вокруг её рук чудятся белоснежные кисейные рукава, на высоко вздымающейся груди — самоцветные камни, а над высоким белым челом — кокошник с самокатным жемчугом. Её глаза освещают всё лицо особенным, лучистым блеском; они… по временам кажутся чёрными, длинные ресницы бросают тень на яркий румянец её нежных щёк. Она весела и жива, но ещё не проснулась для жизни; в ней, верно, таятся необъятные силы настоящей Русской женщины». 


Фото flickrTatiana Z 1910 г

Характер этой девочки был весьма любвеобильный, сострадательный и миролюбивый. Никого она никогда не оскорбляла, а старалась всегда всех мирить. Это была юная миротворица. Простота ее была необыкновенная, и вела она себя просто, как простая Русская девушка, видя в каждом человеке брата и сестру. Своим веселым видом и остроумным шутливым разговором Мария Николаевна всех приводила из мрачного в веселое настроения.
 
Она умела развлечь и развеселить всякого унылого, за что все ее любили и уважали. Хозяйством она, хотя не увлекалась, но помогала своей сестре Татиане Николаевне, оказывая ей полное послушание. Дворцовая прислуга больше всех детей любила Марию Николаевну за ее искреннюю простоту и любовь ко всем. Она была неизменной заступницей провинившихся пред отцом и матерью. 


Фото flickrTatiana Z

Эта юная Царевна была для всех светлым Ангелом любви. Пред ее просьбами было трудно устоять не только любвеобильному Царю, но и Царице с адамантовой силой воли.
 
Невольно припоминается мне один из многих случаев ее дел любви и сострадания. Во время Царского юбилейного путешествия в 1913 году в одном из посещаемых Государем монастырей Владимирской епархии, Мария Николаевна заметила больную старицу схимонахиню, сидящую в кресле далеко в стороне. Во время молебна она, видимо, попросила отца подойти к этой страдалице и утешить ее. Кончился молебен. Государь пошел из храма, но неожиданно для всех сворачивает с дороги в сторону и подходит к больной схимонахине, которая от нечаянной радости заплакала.
 
Государь поговорил с больной, ободрил и просил от нее благословения и молитв. Схимонахиня пришла в полное замешательство и не решалась на такое дерзновенное дело, как благословение Помазанника Божия. Государь успокоил растерявшуюся старицу и вторично просил ее благословения. Она, наконец, благословила его, как мать благословляет сына, и Государь поцеловал у нее руку. По примеру отца поступили и дети. Старица от духовного восторга умильно плакала слезами радости; виновница сего Мария Николаевна торжествовала, что имела возможность порадовать больную страдалицу скорбей безпросветных.
 
Так эта юная Царевна с жизнерадостным лицом и любвеобильным сердцем всюду вносила радость, мир и утешение, являясь для всех Ангелом утешения».

В тринадцать лет по традиции Великая Княжна Мария стала шефом, полковником одного из формирований Русской Императорской армии —9-го Драгунского Казанског полка, с той поры получивший официальное полное наименование «9-й Драгунский Её Императорского Высочества Великой Княжны Марии Николаевны полк».


Мария Николаевна в парадной форме одежды 9-го Казанского Драгунского полка. impersem.kuvat

Ей было пятнадцать лет, когда началась Первая мировая война. В годы войны во время поездки к Царю и Царевичу Алексею в Ставку Верховного Главнокомандующего в Могилев, Мария познакомилась с офицером Штаба Николаем Деменковым. Мария частенько просила своего отца, чтобы он дал ей добро на отношения с Деменковым. Иногда она в шутку подписывала письма, отправляемые отцу: «Госпожа Деменкова». Когда Деменков, или, как называла его Великая Княжна, Коля, отправился на фронт, Мария сшила ему рубашку. Они несколько раз говорили по телефону, и молодой офицер уверял, что рубашка оказалась ему точно впору. Николай Деменков погиб во время гражданской войны.
 
Из воспоминаний А.А. Танеевой: «В одну из ночей, перед тем как Государю возвратится из Могилёва, Государыня с Великой Княжной Марией пошли в Сводный полк Их Величеств. Полк собирался покинуть Государя и Государыню, чтобы присягнуть в верности Временному правительству. Государыня разговаривала с солдатами не так, как правительница с подданными, а как мать со своими заблудшими детьми, и просила их защитить семью Государя от насилия дебоширствующей толпы. Они переходили от одного солдата к другому, величественная, статная женщина и храбрая юная девушка, глядя прямо в лицо смертельной опасности, находя для каждого слова ободрения, и что было особенно дорого — слова простого доверия и надежды».
 
В то же время Александровский Дворец превратился в лазарет - в первые дни революции, два маленьких кадета заразили Императорских детей корью. Мария заболела последней из семьи, болезнь Ее приняла особую тяжелую форму, перейдя в крупозное воспаление легких сильной степени. Великая Княжна Мария Николаевна дружила с А.А. Танеевой, делая совместно с ней много дел христианского милосердия.
 
Она как-то сумела позвать Анну, которая жила в Александровском Дворце и также была больна корью и изолирована. Превозмогая болезнь, Анна поднялась в детскую, положила руку на голову Марии. Через некоторое время, Марии Николаевне стало лучше.


Великие Княжны Татьяна, Мария, Анастасия и Анна Танеева на палубе «Штандарта». impersem.kuvat

Дружба Великой Княжны Марии и Анны продолжалась в письмах во время заключения Царской семьи в Тобольске. Письма Марии к Анне Танеевой из Тобольска.
 
«Горячо любимая моя. Как поживаешь? Очень приятно было о тебе услышать. Все мы здоровы и много гуляем по двору, катаемся с горы. Эти дни - сильный мороз, так что Мамá сидит дома. Наверное, получишь эту открытку уже в феврале, поэтому поздравляю тебя с днём Ангела, помоги тебе Бог в будущем и благослови тебя. Много о тебе вспоминаем. ... Рада очень за Сережу [брат Анны]. Храни тебя Господь на всех путях, не скучай, милая, Бог даст, всё будет хорошо, и мы опять будем вместе. Целую тебя крепко, как люблю.Твоя М.». 1917 год.
 
«Здравствуй, дорогая моя! Как давно тебе не писала, милая, так рада была получить твою записочку. Грустно очень, что не видимся, но Бог даст, опять встретимся, и тогда такая радость будет. Живем в доме, где ты была. Помнишь комнаты? Они очень уютные, в особенности, когда везде свои вещи. Гуляем каждый день два раза. Есть милые люди и здесь. Вспоминаю тебя, душку, ежедневно и очень люблю. М. Гиббс дал нам твои карточки, так приятно было их иметь. Гостинцы, брошки носим. Нюхали все твои духи, так напомнило тебя. Всего тебе желаю хорошего от Бога и крепко и горячо целую. Не скучай, Христос с тобой. Крепко тебя любящая М. Всем твоим привет».
 
М. К. Битнер в воспоминаниях пишет: «Мария любила и умела поговорить с каждым, в особенности — с простым народом, солдатами. У неё было много общих тем с ними: дети, природа, отношение к родным… Её очень любил, прямо обожал комиссар В. С. Панкратов. К ней, вероятно, хорошо относился и Яковлев… Девочки потом смеялись, получив от неё письмо из Екатеринбурга, в котором она, вероятно, писала им что-нибудь про Яковлева: «Маше везёт на комиссаров». Она была душою семьи».
 
Из воспоминаний М. К. Дитерихса: «... Во время ареста она сумела расположить к себе всех окружающих, не исключая и комиссаров Панкратова и Яковлева, а в Екатеринбурге охранники-рабочие обучали её готовить лепешки из муки без дрожжей».
 
28 апреля 1918 года Мария писала сёстрам из Екатеринбурга: «Скучаем по тихой и спокойной жизни в Тобольске. Здесь почти ежедневно неприятные сюрпризы. ... Только что были члены област. Комитета и спросили каждого из нас, сколько кто имеет с собой денег. .. Предупреждают, что мы не гарантированы от новых обысков. Кто бы мог думать, что после 14 месяцев заключения так с нами обращаются. Надеемся, что у Вас лучше, как было и при нас».
 
14 июня в доме Ипатьева Мария отметила свой последний, девятнадцатый день рождения. Государь Николай II записал в дневнике: «Нашей дорогой Марии минуло 19 лет. Погода стояла та же тропическая, 26° в тени, а в комнатах 24°, даже трудно выдержать! Провели тревожную ночь и бодрствовали одетые…».
 
Красноармеец Иван Скороходов попытался тайком пронести в дом Ипатьева пирог по этому случаю. Ничем хорошим эта попытка, впрочем, не кончилась,
 
Светлый Ангел любви и утешения, миротворец, Её Императорское Высочество Великая Княжна Российская Мария Николаевна Романова была ритуально убита жидовствующей властью ночью 4/17 июля 1918 года в городе Екатеринбурге, в доме Ипатьева вместе семьей. После убийства инородцы вывезли тела убитых Царственных мучеников в урочище «Ганина яма» под Екатеринбургом, где были сожжены.
 
Царская семья в чине новомучеников была Канонизирована зарубежной Православной церковью в 1981 году. Подготовка к Канонизации в России началась в 1991 году. По благословению Архиепископа Мелхиседека (Лебедева) 7 июля в урочище был установлен Поклонный Крест. 17 июля 1992 года прошёл первый Архиерейский Крестный ход к урочищю «Ганина Яма». Казалось бы началось Всероссийское покаяние Русского народа. Но в России зашевелись смотрители нового Мирового порядка. Архиепископ Мелхиседек был удалён с Кафедры и сослан, а Царская тема осталась под запретом.


 Святая Царевна-Мученца Мария, моли Бога о нас!

ЦАРСКИХ ОСТАНКОВ НЕТ!

Царь Николай: «Все должны это знать! С Нами такое сделали, что ужасно и говорить!.. Они Нас всыпали в бокалы... и пили с удовольствием и злорадствованием, что так нас уничтожили!.. Нас пережгли в порошок и выпили!.. И пусть мощей не ищут. Если духовенство тебе не поверит и назовут безумной, то передай всем то, что я тебе скажу! Да. Они так с нами поступили, пройдет время и все откроется. Пусть наших останков не ищут, их нет!
 
Это они обо мне ведут споры... Скажи духовенству, чтобы они не верили властям: это не мои кости! Пусть они скажут властям: Мы не станем признавать подложные мощи, оставьте их у себя, а мы оставим святое имя Государя и предсказания о нем святых угодников!».
 
Царица-Мученица Александра Федоровна: «Мы растворились в Русской земле, не ищите нас...».
 
Было создано несколько комиссий, состоялся ряд конференций, все же ельцинская комиссия под председательством ныне покойного Немцова заявила, что кости, найденные в районе Ганиной ямы, – «останки» Царской Семьи. Немцов подписал бумаги от имени комиссии. Получили трупы и закрыли дело.
 
Митрополит Ювеналий, участвовавший в Государственной комиссии по исследованию «останков» Царской Семьи, и другие высказали мысль о том, что выводы о принадлежности костей к царским останкам остаются на совести тех, кто проводил исследование. Однако заказ чиновники выполнили. Кости были захоронены в Екатерининском приделе Петропавловского собора - усыпальницы Императоров Всероссийских под видом святых мощей Царственных мучеников. 


Подлог

Царь Николай: «Если эти лжемощи захоронят в моей фамильной гробнице, то гнев Божий падет на это место! Произойдет ужасное не только с храмом, но и с городом! А если эти лживые мощи станут выдавать за святые, то умолю Господа, чтобы попалил их огнем... Все лжецы упадут замертво! А в тех, кто будет прикладываться к лжемощам, войдет бес, они станут сходить с ума и даже умирать! И потом будет война! Бесы выйдут из бездны, выгонят вас из домов ваших, а в храмы не пустят... Говори всем, что если Государя Николая прославим, то он все устроит!.. и войны не будет!».
 
Правда о Царской Семье скрывается, народ целенаправленно.Ещё со времен правления Императора Николая Александровича народ зомбируется СМИ ложной информацией. Жертва Царской Семьи до сих пор не оценена по достоинству. Без нашего покаяния за отступление от Веры предков, нарушения Обета Верности Царскому Роду, благословенного Церковью, не может быть понят сердцем и принят добровольный великомученический подвиг Царской семьи, совершенный ими во благо Руси. Хватает наглости и сейчас говорить, писать, копаться и пытаться доказывать, что Царь был слабой воли, не занимался правлением страны, виновник гибели Империи и т.д. Это касается в первую очередь священнослужителей.
 
Царь Николай: «Среди священства есть не настоящие, а подставные, лживые... Они многое от людей скроют из сказанного Мною. А другие поверят тебе да помогут. Скажи священству, чтоб писались Иконы и была молитва. Через эти Иконы буду вымаливать чудесную помощь, имею власть помогать многим... Получу власть помогать и всему народу! И скажи, Россия процветет на малое время!.. А на Иконах пусть нас не разделяют. Остерегайся всех, кто будет отводить тебя от Святого дела! Они идут против воли Божией и Царской, но скоро за это дадут ответ!».
 
Молимся ли мы святым Царственным великомученикам, просим ли их помощи и заступничества? Молитва это преграда для фальши и подлога с останками.
 
Царь Николай: «Как только потрудитесь на Славу Божию, так пожнете плоды!».
 
Царевне-Мученице Марии Николаевне в настоящее время приписывается чудо исцеления, которое она явила некоей сербской девушке, не пожелавшей назвать своё имя.

 
Подготовила Людмила Хухтиниеми.
Источники: «Анна Вырубова - фрейлина Государыни». СПБ, 2012 г. https://ru.wikipedia.org/
27 июня 2021   Просмотров: 1 027