МУЧЕНИКИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ... Книга десятая священника Виктора Кузнецова



Священник  Виктор  Кузнецов

М у ч е н и к и
н а ш е г о
в р е м е н и

Книга десятая.
Свет  Православия.
Москва.
2021

— Игумен  Гурий  (Чезлов)
— Дмитрий  Ганин
— Журналист  Павел (Пол)  Хлебников
Спецназовец  Никита  Белянкин
— Крестный  путь.  Православные священники и миряне  —  мученики.(1990  —  2018 г.)

Часть  третья

 «Бог дал нам духа не боязни, но силы и любви, и самообладания».
(2 Тим. 1, 7).

«Мученичество и спасительно и достохвально  лишь тогда, когда человек осознанно идёт на муки из любви к Богу, когда он полон сознания, что ни смерть, ни страдания не могут осла­бить его верность Богу». 
Митрополит Иоанн Снычев.

«Замученные за Христа умирали с упованием, а оставшиеся в живых,  ещё крепче прилеплялись к Богу, готовя себя на новые подвиги. Надо не переставать повторять себе, что скорби чрезвы­чайно полезны душе нашей, что они ведут нас к спасению и не их должны мы бояться, а того, чтобы Господь не забыл о нас, — вот истинно была бы величайшая скорбь. 

… Человек, оставляя этот мир, не исчезает безследно, поскольку имеет безсмертную душу, которая никогда не умирает. То, что мы видим умирающим, — видимое, грубое тело, которое есть прах, потому что от земли взято и опять возвращается в землю. Невидимая же тонкая сила, которую мы называем душою, не умирает никогда. Тело само свидетельствует о своей смертности, потому что оно разрушимо и делимо, душа же, напротив, имеет неразрушимое духовное устроение и потому умирать, как тело, не может.

… Утешения где же искать, как не в твёрдой на­дежде, что всё не оканчивается смертью, что ожи­дает нас другая, загробная жизнь. Мы созданы для жизни вечной, и мы все хотим и действительно будем жить вечно, Христос Своим Воскресением упразднил смерть».
Архимандрит  Кирилл (Павлов).

Павел  Юрьевич  Хлебников
Более известный как Пол Хлебников (англ. Paul Klebnikov; Американский журналист и публицист, основатель и главный редактор русской редакции журнала Forbes.



(3 июня 1963 г., Нью-Йорк — 9 июля 2004 г., Москва).

С 1996 года он занимался журналистскими расследованиями, опубликовал разоблачительные материалы, посвящённые предпринимателю Борису Березовскому, семье президента Узбекистана Ислама Каримова, чеченскому боевику Хож-Ахмеду Нухаеву. Автор книг «Крёстный отец Кремля: Борис Березовский, или история разграбления России» (2000) и «Разговор с варваром» (2003). 
Убит в Москве в 2004 году. Обвинения в совершении заказного убийства предъявили трём чеченцам, но они были оправданы судом присяжных.

Биография
Происхождение

Пол Хлебников — правнук контр-адмирала А. К. Небольсина. Семья Хлебниковых по политическим причинам покинула в 1918 году Россию, эмигрировав в США, где Пол и родился. Прадед Хлебникова, контр-адмиралНебольсин, был убит восставшими матросами в Гельсингфорсе на следующий день после отcтранения царя Николая II от власти. Бабушка, Е. Л. Небольсина (дев. Пущина) была главой Русского детского благотворительного общества в Нью-Йорке. Отец, Георгий Сергеевич Хлебников, возглавлял отдел синхронных переводчиков в ООН.

"Павел с детства говорил по-русски, очень любил русскую культуру. И я часто слышал, как он и со своими детьми говорил по-русски", — рассказал один из знакомых журналиста.

В 1984 году Павел получил степень бакалавра в Калифорнийском университете в Беркли, специализируясь в политических науках. В 1985 году получил в Лондонской школе экономики и политических наук степень магистра, защитив диссертацию «Кадровая политика КПСС, 1918—1985 годы». Там же в 1991 году Хлебников получил докторскую степень, защитил диссертацию «Столыпинская аграрная реформа и экономическое развитие России, 1906—1917 годы».

Журналистская работа

В 1989 году начал работать в журнале Forbes на должности корреспондента. Владея пятью языками (русским, английским, французским, итальянским и немецким), Хлебников анализировал работу разных международных промышленных компаний
В 1990-е годы его основной специализацией стал «новый русский бизнес» в России. В итоге Хлебников получил в журнале должность старшего редактора.

30 декабря 1996 года опубликовал в журнале Forbes статью «Крёстный отец Кремля?» (Godfather of the Kremlin?), в которой обвинил известного предпринимателя и олигарха Бориса Березовского в мошенничестве, отмывании денег, связях с чеченской мафией и заказных убийствах.

Березовский подал иск в Высокий суд Лондона на журнал за клевету, требуя компенсацию и полное опровержение статьи журналом и изъятия её с официального сайта, однако суд вынудил журнал отказаться лишь от одного из утверждений в статье. Суд не присудил Березовскому никакой компенсации и не вынудил журнал опубликовать опровержение статьи.

В 2000 году вышла в свет книга Хлебникова на английском языке «Крёстный отец Кремля: Борис Березовский и разграбление России». Позднее книга была переведена на русский, немецкий, французский, польский и венгерский языки.

В 2003 году вышла книга «Разговор с варваром», в которой Хлебников излагает и комментирует свою 15-часовую беседу с полевым чеченским командиром и криминальным деятелем Хож-Ахмедом Нухаевым:

«Весь исламский терроризм, который мы видим и в России, и во всём мире, вызрел из культуры обычного бандитизма. Во время работы над книгой я начал внимательно изучать ваххабизм, играющий важную роль в чеченском движении. Вначале ваххабиты были обычными кочевниками и разбойниками. Ваххаб, лидер одного из саудовских племён, просто оказался более удачливым разбойником, чем другие».

Идеологию таких, как Нухаев Хлебников выразился резко — "Убеждён, что международные террористы, такие как Нухаев, не кто иные как новые кочевники, которые давно оторвались от своей родины. Они — варвары, враги государства и самой идеи цивилизации." 

И главный вывод Хлебникова — то, во что верят эти люди, не ислам. По большому счету, это бандитизм, прикрытый маской исламского терроризма.

В апреле 2004 года Хлебников основал русскую редакцию Forbes и стал главным редактором журнала. В мае 2004 года журнал опубликовал список 100 самых богачей России. В том же месяце Хлебников принял участие в телепередаче «Намедни».

Убийство,  расследование и суд

Вечером 9 июля 2004 года Хлебникова застрелили рядом с офисом российского отделения Forbes в Москве. Стреляли из автомобиля, в котором находилось 3 человека. Огонь был открыт из пистолета-пулемёта через открытое окно. Стрельба продолжалась не больше 20 секунд, после чего автомобиль с преступниками развернулся и уехал в сторону проспекта Мира, где потом его бросили у дома 165 по проспекту Мира. 

Четыре пули попали в журналиста, в ногу, грудь и живот. Однако он сумел подняться и пройти несколько десятков метров в сторону редакции. Потом силы оставили его. Свидетелем преступления стал прохожий, именно он вызвал милицию и по просьбе Хлебникова сообщил о случившемся охране здания редакции. Через несколько минут к раненому журналисту прибежали сотрудники редакции. 

«Скорую» ждали более получаса. Перед смертью он успел сообщить, что не знаком со стрелявшими и не знает причины нападения. Хлебникова привезли в 20-ю городскую больницу и внесли в лифт, чтобы поднять в реанимацию. Лифт застрял, и Хлебников умер в застрявшем лифте.

Покушение на Пола Хлебникова было совершено всего в 100 метрах от офиса издательского дома, выпускающего российские Forbes и Newsweek (улица Докукина, 16).

        —  Я увидел человека в крови, лежащего на асфальте, и вызвал милицию и скорую помощь, — рассказал Ъ свидетель. — Он был в сознании, даже пытался говорить с кем-то по мобильнику. 

Уже потом, опросив жителей окрестных домов, оперативники МУРа нашли ещё свидетелей, видевших, как рядом с Хлебниковым, направлявшимся к станции метро "Ботанический сад", остановился ВАЗ-2115, в котором сидели трое. Один из них тут же открыл огонь из пистолета-пулемета. Четыре пули попали П. Хлебникову в живот и грудь. Ещё одна по касательной задела голову.

        — Я сидел в своём кабинете, когда мне сообщили о происшедшем,— рассказал Ъ главный редактор русской версии Newsweek Александр Гордеев.— Мы выбежали на улицу и побежали в сторону метро. Он был в сознании и говорил нормально. Я спросил его, почему в него стреляли. Пол ответил, что не понимает. Он описал машину и человека, стрелявшего в него, а затем Полу стало плохо, и он попросил кислородную подушку.

Подушки в скорой не оказалось. Не было кислорода и в реанимационном автомобиле, который вскоре подъехал. Врачи сделали ему противошоковый укол и поставили капельницу. Минут через пятнадцать, врачи получили подтверждение, что раненого ждут в ближайшей, 20-й горбольнице, и повезли его туда.

Я поехал с Полом,— рассказывает обозреватель журнала Newsweek Михаил Фишман. — Он уже ничего не говорил. У него остановилось дыхание, и ему стали делать искусственное дыхание. Когда мы приехали в больницу, носилки с Полом сразу же вкатили в лифт, чтобы поднять на седьмой этаж, где расположены операционные. Вместе с ним в лифт вошли семь врачей, а я остался снаружи с рюкзаком Пола. По дороге лифт застрял. Стали искать механика…

Следствие пришло к выводу, что непосредственными исполнителями — нотариус Фаиль Садретдинов и уроженцы Чечни Казбек Дукузов и Муса Вахаев. Кроме того, Дукузова и Вахаева также обвиняли в том, что годом ранее они по заказу того же Ф. Садретдинова совершили покушение на московского предпринимателя Алексея Пичугина.

6 мая 2006 года все трое обвиняемых были оправданы на основе вердикта присяжных.

Приговор опротестовали Генеральная прокуратура РФ и семья Хлебникова. Как заявила адвокат Хлебниковых, обвиняемые и некоторые из их адвокатов на протяжении судебного разбирательства совершали «явно незаконные действия», а оправдательный приговор был вынесен несмотря на то, что «сторона защиты не представила каких-то доказательств, которые опровергали бы те доказательства, которые представляла сторона обвинения». 10 ноября 2006 года Верховный суд РФ отменил оправдательный приговор и направил дело на повторное расследование. 

Но преступников уже пришлось искать заново. 
В ОАЭ летом 2015 года освободили по амнистии сидевшего за преступления, совершённые в ОАЭ Казбека Дукузова. После освобождения он уехал из ОАЭ в неизвестном направлении. По данным «Росбалта», К. Дукузов совершил ряд других убийств.

Другие версии

В своей книге «История разграбления России» Хлебников разоблачал многих влиятельных людей из бывшего окружения Бориса Ельцина

Как отметило издание Lenta.ru, многие из российских олигархов, чьи имена были опубликованы журналом Forbes незадолго до смерти Хлебникова, были недовольны своим появлением в данном списке. Однако один из участников расследования рассказал в интервью: «На причастность к организации убийства П. Хлебникова мы проверяли едва ли не всю российскую элиту. Многим из этих людей публикации Хлебникова в той или иной степени не понравились. В итоге исписали 20 томов, но всё это оказалось „макулатурой“».

Убийства Хлебникова и Сергунина были связаны с будущей книгой Павла, в которой он хотел рассказать о хищениях бюджетных средств, щедро и безконтрольно посылаемых из России в Чечню. Однако Генеральная прокуратура не пошла по следу чиновников, занимавшихся «восстановлением Чечни», хотя эта версия — наиболее разумная и достоверная. 

Одному из сотрудников журнала Павел рассказал об одном проекте, которым он был занят, и описал его как «очень крупный и пугающий». Остальные его проекты по сравнению с ним характеризовались как «мелочь», и, как рассказывал сам Хлебников, на фоне этого его расследования действий Березовского «кажутся детской игрой».

За прошлое, уже раскрытое, как правило, актов мести — не бывает. Явный риск для мстителей. А вот упреждающий удар, «ни откуда», чтобы пресечь подготовку разоблачения, уничтожить улики и их владельца — вполне реальная угроза. Особенно, когда такая опасность нависла не над отдельными лицами, и не над очень влиятельной группой лиц, а над самой властью, это — смертельная опасность. 

Ген. Секр. Союза журн. России (СЖР) И. Яковенко считает, что убийство П. Хлебникова так или иначе связано с его профессиональной деятельностью: «"То, что делал Павел Хлебников, это в любом случае хождение по минному полю".

Как отмечает Газета.Ру, П. Хлебников стал шестым журналистом, погибшим в России с начала года. По меньшей мере трое, а вместе с Хлебниковым — четверо из них были убиты. В феврале в своей квартире был найден убитым архангельский журналист Уфим Суханов, репортер Адлан Хасанов погиб в результате теракта в Грозном 9 мая, а в начале мая в тувинском поселке было найдено изрезанное ножом тело пропавшего в январе корреспондента местной газеты Ш. Монгуша

За что убит американский журналист Павел Хлебников?

ПЕРЕД отъездом в Россию Пол Хлебников, отважный журна­лист, шеф-редактор русской версии журнала «Форбс», опубликовавший книги "Крестный отец Кремля (о Борисе Березовском на фоне всеобщей истории разграбления России под видом Перестройки), "Диалог с варваром" (где дал нели­цеприятную оценку т.н. чеченского освободительного движения), а также список ста самых богатых людей России, заявил, что едет в нашу страну надолго и всерьез, чтобы написать правди­вую книгу о Владимире ПУТИНЕ. Сможет ли теперь кто-нибудь заменить убитого Хлебникова в этом нелегком деле? И осмелит­ся ли кто-нибудь это делать вообще? 

Чайка отказался от помощи в расследовании
убийства Хлебникова

У Генеральной прокуратуры России достаточно сил для того, чтобы довести до конца дело об убийстве журналиста П. Хлебникова, считает генпрокурор России Ю. Чайка:

"Мы понимаем озабоченность наших американских коллег в раскрытии резонансного убийства. Однако мы считаем, что у нас есть достаточно сил и возможностей, чтобы довести до конца расследование данного преступления", заявил он в интервью "Интерфаксу"/
Что делал Пол Хлебников в России

Ещё в юности Хлебников интересовался Россией: писал университетские работы по столыпинской реформе и кадровой политике КПСС. Интерес объяснялся просто – происхождением из семьи эмигрантов. В 1918 году бабушка и дедушка Пола уехали в США из революционной России. Они были дворянами: прадед — контр-адмирал А. Небольсин, бабушка по материнской линии — праправнучка декабриста Ивана Пущина.

"Пол — точнее, как он сам себя называл, Павел — был необыкновенным человеком и нетипичным журналистом. Журналисты обычно сохраняют холодную объективность, а Пол был очень вовлечён в то, о чём пишет. И это одобрялось политикой Forbes, что журналист может иметь мнение, — рассказал «Настоящему Времени» журналист, который работал с ним. — Он очень болел за Россию, за судьбу страны, гражданином которой он не был, но откуда происходили его предки. Он соединял в себе веру в прогресс, и при этом следы дореволюционной традиции. Он был очень необычный для нашего мира человек".

К тому моменту, как Forbes начал издаваться в России, а Хлебников был назначен его главредом, американский журналист с русскими корнями работал в России, бывая в ней наездами, около 15 лет. Он легко располагал к себе влиятельных собеседников из числа бизнесменов и политиков. 

До гибели Хлебникова успело выйти четыре номера Forbes: за апрель, май, июнь и июль 2004 года. В майском редакция опубликовала первый в истории "список русского Forbes" – рейтинг самых богатых людей России.

За семь часов до смерти, утром 9 июля 2004 года, Павел Хлебников дал интервью нижегородской журналистке Татьяне Витебской. Через три дня оно вышло в "Известиях"

Следствие вполне официально начало связывать гибель П. Хлебникова с ещё одним убийством, произошедшим в Москве летом 2004 года. Ровно за две недели до нападения на журналиста на Покровке застрелилиЯна Сергунина — бывшего вице-премьера Чечни. По версии официального расследования, оба убийства исполнила одна группировка убийц. По версии "Новой газеты", мог быть общим и мотив: Хлебников встречался с Сергуниным, критиковавшим чеченское руководство. Они могли беседовать о финансировании Чеченской республики после двух войн и разворовывании средств, выделяемых Чечне из российского бюджета, Сергунин не раз делал заявления об этом и был готов делиться материалами с журналистами.



Убийцы П. Хлебникова.

Следствие и суд

Никто из предполагаемых заказчиков убийства Павла Хлебникова никогда не предстал перед судом. В 2006 году начался процесс по делу исполнителей: на скамье подсудимых оказались уроженцы Чечни Казбек Дукузов и Муса Вахаев, а также московский нотариус Фаиль Садретдинов. Через пять месяцев разбирательства за закрытыми дверями коллегия присяжных их оправдала.

"На мой взгляд, следствие установило реальных исполнителей этого преступления. Братьев Дукузовых — это уж точно. — рассуждает заместитель главного редактора "Новой газеты" С. Соколов. — Но суд присяжных почему-то оправдал подозреваемых. Естественно, их освободили в зале суда. Потом, конечно, прокуратура и следствие всё это дело обжаловали в Верховном суде, приговор отменили. Но было уже поздно, потому что преступники разбежались. К. Дукузов был вывезен не без участия сотрудников специальных служб России в Белоруссию, а оттуда по поддельному паспорту оказался в Арабских Эмиратах. У него появилась новая фамилия – Балаев. По этой фамилии он совершил преступление – грабеж, и сел в тюрьму Арабских Эмиратов на весьма долгий срок. А его брат оказался в Украине".

В "Новой газете" полагают, что убийства журналистов А. Политковской и П. Хлебникова могут быть связаны – как "бюджетным" мотивом (Политковскую тоже интересовало, куда исчезают выделяемые Чечне огромные деньги), так и кругом исполнителей и организаторов убийств. Оба дела вёл следователь П. Гарибян, но дальше исполнителей он не продвинулся.

"Никто не стал искать заказчиков убийства, хотя эти дела, повторюсь, были в производстве одного и того же следователя. И мало того, все эти дела из приоритетных, которые расследовали при председателе Следственного комитета, опустились на весьма низкий уровень. Что сейчас происходит с этими делами, не знает никто: ни потерпевшие, ни журналисты", — говорит С. Соколов.

Об отпущенном по решению суда нотариусе Фаиле Садретдинове известно, что вскоре после освобождения его снова задержали – на этот раз по делу о мошенничестве и злоупотреблениях. 

Уже после вынесения приговора – 9 лет колонии – к обвинениям добавились новые, в оскорблении представителей власти: в ходе следствия и судов Садретдинов успел ранить конвоира отломанной от металлической скамейки ножкой, испражниться в комнате для допросов в СИЗО и бросить свои экскременты в следователя, а также обругать судью. По этим делам нотариус опять выбрал суд присяжных и не прогадал — его оправдали!..

На свободу Фаиль Садретдинов вышел в 2011 году и вскоре получил статус адвоката. Сейчас он является действующим адвокатом Адвокатской палаты Чечни.
(«Аргументы и факты» 14 сент. 2006 г.)

Сговор

Какой сенсационный материал не успел подготовить главный редактор русского «Форбса» Пол Хлебников?

Ещё в августе 2005 го­да Генеральная прокурату­ра России официально объ­явила о раскрытии убийства американского журналиста, главного редактора русской версии журнала «Форбс». 

Весной этого го­да перед судом пред­стал «лидер органи­зованной преступной группы» Казбек Дукузов и его подруч­ный Муса Вахаев. Согласно об­винительному заключению, Казбек, имевший на момент ареста три паспорта  — на фами­лии Мусаев, Ибрагимов и собст­венно Дукузов, и был непос­редственным исполнителем од­ного из самых известных убийств последнего времени.

Но суд присяжных Дукузова оправдал. Это произошло 5 мая. Поэтому наше повествование мы начнём с конца. Ведь только сейчас можно наконец сообщить сенсацион­ные подробности судебного ре­шения. Итак. За оправдательный вер­дикт проголосовало 8 человек. Все они — женщины. Четверо остальных — мужчины — голосовали за обвинение.

Скандал  в  совещательной  комнате

Мы нашли всех присяж­ных. Поговорить с нами со­гласились двое. Один из них, Алексей Рыбин, врач по профессии, скрупулезно сле­дил за каждым словом, произнесённым на этом процессе. Всё происхо­дящее он записывал в специально заведённый для этих целей дневник. 

«Мы должны были вынести окончательное решение 4 мая,  — вспоминает Алексей,  — но судья Владимир Усов почему-то дал нам своего рода дополнительное вре­мя... Мол, ещё раз надо подумать и вынести взвешенное реше­ние.   
Я почувствовал, что все как будто чего-то ждут. И тут началось такое! Прямо в совещательной комнате разгорелся жут­кий скандал. Обсуждение вердикта чуть было не пе­реросло в драку!

За обвинительное заключе­ние выступали четыре человека,  все — мужчины. Остальные во­семь женщин требовали оправ­дать Дукузова.
Сейчас для меня уже очевид­но — это был сговор. Причин, побудивших женщин неожи­данно требовать оправдания, я не знаю. Зато точно знаю, что у этого сговора был организа­тор. Был лидер. 

Что застави­ло большинство присяжных ещё до окончания слушаний и прений сторон однозначно принять более чем спорное решение — «невиновен»?!..  В ходе этой «дискуссии» ве­чером 4 мая мне стало ясно, что приговор будет нечестным!

То, что рассказал мне Алексей Рыбин,  — настоящая сенсация. И даже не столько журналистская, сколько юридическая. Согласно ст. 341 УПК РФ, тайна совещательной комнаты непри­косновенна. Никто и тем более запасные присяжные заходить в неё не имеют права! А, как вспоминает Алексей, один из адвокатов обвиняемых к то­му же ещё и встречался с одной из присяжных после заседаний суда!
Это ещё одно серьёз­нейшее нарушение всё той же 341-й статьи. 

Мотив  убийства

В ходе расследования убийства П. Хлебникова против Казбека Дукузова было выдвинуто обви­нение в совершении двух убийств (кроме покушения на убийство и незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия) — быв­шего вице-премьера Чечни Яна Сергунина и, собственно, самого Пола Хлебникова.

Адвокат Лариса Масленни­кова, представлявшая на суде интересы семьи американского журналиста, утвердает: «Точно установлено, что оба убийства совершены по схожему сцена­рию, одним подчерком и, кроме того, между этими преступлени­ями — очень короткий срок, что также доказывает безусловную связь между ними». 

Что ещё связывает эти два убийства? 
Сергунин и Хлебников были друг с другом хорошо знакомы. 
Эта встреча про­изошла на одной ве­черинке в декабре 2003 года. Чем бывший ви­це-премьер Чечни, долгое время отвечавший за все финансовые по­токи, шедшие на восста­новление из государственного бюд­жета, мог быть интересен Хлебникову? Ответ на­прашивается сам собой. 

Вскоре после убийства журналиста одна его знакомая, главный редактор интернет-издания «Стрингер» Е. Токарева вспоминает: «В начале июня Пол обратился ко мнe за помощью. Он сказал, что начал писать книгу о хищениях госсредств, шедших на восстановление Чечни и что у него уже есть серьёзный источник».

После того как первый Президент Чечни Ахмад Кадыров был взорван во вре­мя теракта в Грозном 9 мая 2004 года, Сергунин оставал­ся единственным крупным че­ченским политиком и, что не менее важно, финансистом, который в полной мере вла­дел всей информацией о том, какие средства в Чечню бы­ли направлены, как и кем они расходовались, а также кто и сколько успел украсть!
Теперь внимание! Следите за датами. Кадыров погибает 9 мая.

25 нюня Ян Сергунин захо­дит вместе с женой поужинать в ресторан «Вос­точный дворик» на Покровке, и на выходе его в упор расстреливает неизвестный человек в одежде мотоциклиста.

9 июля неизвестный киллер из окна автомобиля так же хладнокровно убивает Хлебникова.

Никто ничего про хищение федеральных средств, якобы ушедших на восстановление Чечни, так и не написал. А если бы такой материал появился в каком-нибудь крупном американском издании? Напримерв «Форбс»? И время-то было какое! На носу — выборы нового чеченского президента. Подумайте сами, кому эта статья могла помешать?

Отвечаю —  всем!   Как в Грозном, так и, в особенности, в Москве.

«...Киллера я найду сама»

Жена Сергунина осталась жива после того «ужи­на» в ресторане. Она видела мотоциклиста, помнит, как он уверенным и спокойным ша­гом шёл в сторону их машины, как достал пистолет и открыл огонь. Камилла пригнулась, муж закрыл её своим телом.

У Яна Сергунина остались трое детей. На суде Камилла «не смогла опознать» Дукузова. Говорит, что, во-первых, убий­ца был в мотоциклетном шле­ме, во-вторых, было уже темно, и, наконец, она не хочет верить, что убийцей был чеченец.
«Муж очень много сделал для Чечни, — говорит Камилла, — но я тоже чеченка. И это убийство так не оставлю. Киллера я найду сама».
На суде Камилла подош­ла вплотную к бронированно­му стеклу, за которым сидел Дукузов, и что-то тихо ему сказа­ла. Что именно?  Она не хо­чет об этом вспоминать. У кого же ещё узнать? Разве что только у самого Дукузова...

Обвиняемый, он же — оправданный

Я ждал этой встречи. Был почти уверен, что она не состоится. Но вот раздался телефонный зво­нок. Мне нужно было приехать на Тверскую, в офис одной юри­дической фирмы. Оттуда в сопро­вождении двух человек мы дви­нулись в сторону Кутузовского проспекта. Затем свернули под мост и оказались на Аминьевском шоссе. Остановились у автозаправочного комплекса. Вроде бы приехали.

Ждали минут десять. Наконец, он пришёл. Вместе с Дукузовым было ещё человек пятнадцать – то ли охрана, то ли друзья. 
Видите, я ни от кого не скрываюсь, встречаюсь с вами не в лесу, а почти что в центре Москвы. После приговора суда никуда не убежал. Я же перед законом чист.   

Пока мы готовим к съемке телевизионную аппаратуру, «друзья» Казбека внимательно изучают машину, на которой мы приехали, технику, которую мы достаём из кофров, да и нас самих.

— Так, а что вам Камилла тогда на суде сказала, у неё как у чеченки, может быть, свои ис­точники информации? — нако­нец спрашиваю я.
Она сказала, что очень дол­го не хотела верить, что это я её мужа убил. А потом, видимо, передумала и вдруг ко мне под­ходит и говориттеперь я точно знаю, что ты и есть убийца. А я ей даже ответить ничего не су­мел, я же за стеклом сижу, — го­ворит Дукузов.

Разговаривали мы минут тридцать. Об убийстве Хлебникова, естественно тоже. Казбек уверяет, что на улице Докукина, где журналист был расстрелян 9 июля 2004 года, он, Дукузов, никогда не был. (Прокуратура, МВД и ФСБ в один голос ут­верждают, что именно он там в тот день и был.)

В конце разговора я спро­сил его мнение о присяжных. «Хорошие люди, — говорит Казбек,  —  во всём правильно ра­зобрались».
О присяжном Алексее Рыбине я ему решил ничего не го­ворить. И так скоро всё узна­ет. А вот о книге Хлебникова «Разговор с варваром», за кото­рую якобы и мстил журналис­ту заказчик убийства — бывший чеченский полевой командир Хож-Ахмед Нухаев (такова офи­циальная версия следствия), мы мнениями всё-таки обменялись. Оказывается, Дукузов эту книж­ку прочёл.

—  Если за такую ерунду журналисту мстить, тогда бы Нухаев что, должен всю Москву перестрелять? Он же сам себя в интервью варваром называет! Хлебников должен был за та­кую рекламу ещё и деньги от не­го получить! Это — нелепейшая версия!
Объективности ради на­до признать, что примерно так же, как и он, думают очень многие, кто хоть как-то знаком с «делом Хлебникова».

За уже вышедшую книгу убивать глупо. А вот если за то, что к печати только готови­лось... 
Андрей Калитин, спец. корр. 
программы «Спецрасследование», Первый канал. 
 


08.07.2013г.

Тайна следствия

Павел СедаковForbes Contributor
9 лет назад в России, был застрелен главный редактор русского Forbes Пол Хлебников. Он чувствовал здесь свои корни и просил называть его Павлом.

Кто стоит за убийством, неизвестно до сих пор. Им известны имена исполнителей, а роль заказчика — неопределённая.

Дукузова и нескольких членов его «бригады», в мае 2006 года присяжные всех оправдали. Спустя полгода Верховный суд отменил оправдательный приговор. Следствие считает, что присяжных запугали. Преступникам удалось уйти от наказания. Процесс начался заново, но на скамью подсудимых Дукузов не вернулся. Он исчез на долгих семь лет, а суд забуксовал, и дело ушло в архив. Официального ответа на вопрос, кто 9 июля 2004 года стрелял в Хлебникова, кто организовал и кто заказал это убийство, нет до сих пор.

Дукузову сейчас не до поездок, в 2011 году он получил срок в ОАЭ за разбой и сидит в тюрьме под чужой фамилией. 
Заказчиком убийства следствие считает теперь олигарха Бориса Березовского, таинственно скончавшегося в ванной комнате своего британского особняка. 

Среди организаторов убийства Хлебникова появились новые лица — это милиционеры, которые следили в 2004 году за бывшим вице-премьером Чечни Я. Сергуниным, а в 2006-м — за журналисткой А. Политковской. Как и Хлебников, они были убиты: Сергунин — 25 июня 2004 года, Политковская — 7 октября 2006 года.

Выстрелы на Докукина

Чёрная ВАЗ-2115 с тонированными стеклами медленно двигалась по улице Докукина. Из-за угла здания, в котором расположена редакция Forbes, вышел высокий широкоплечий мужчина с рюкзаком — в тот вечер Пол Хлебников ушёл с работы около 21.30. Он перешёл дорогу и направился привычным маршрутом к метро «Ботанический сад» — десять минут быстрым шагом через парк. Внезапно журналиста нагнала «пятнадцатая». Из открытого окна высунулась рука с пистолетом. Стреляли почти в упор.

«Из 9 выстрелов 5 попали в Хлебникова, — рассказывает собеседник Forbes. — Стрелявший стрелял из-за руля».
Хлебников прожил ещё около часа.
Прошло девять лет. Смогло ли следствие найти ответ на этот вопрос?
В Хлебникова стрелял 30-летний К. Дукузов. Так считала прокуратура в 2004-м, и так же сейчас считает Следственный комитет.

Дукузов

Обвиняемый в убийстве журналиста Павла Хлебникова и бывшего вице-премьера Чечни Яна Сергунина. Уроженец Урус-Мартановского района Чечни. В Москве появился в середине 90-х. По информации следствия, был исполнителем серии заказных убийств и разбоев. После убийства Хлебникова, Дукузова задержали в ноябре 2004 года, в Минске, с паспортом на имя Ибрагимова. На Дукузова вышли, отрабатывая телефонные звонки в районе убийства, — телефон чеченца «всплывал» несколько раз. 

После покушения чёрную «пятнадцатую» нашли брошенной во дворах на проспекте Мира. Машина оказалась в угоне. Все номера на агрегатах были срезаны, вместо них приварены другие. Госномер снят с иномарки. До убийства машиной не пользовались и она пару месяцев стояла где-то в гараже. 

Дукузов действовал не один и у него были сообщники, которые следили за Хлебниковым и прикрывали убийцу, говорит собеседник Forbes в следственной группе. 

В 2006 году, когда присяжные отпустили Дукузова и Вахаева на свободу, расследование замерло. Год назад у следствия появился новый козырь. Это бывший милиционер Дмитрий Павлюченков.

Заказ на слежку

Начало 2012 года, Москва, здание Следственного комитета России в Техническом переулке. Допрос бывшего подполковника Павлюченкова подходил к концу, когда старший следователь по особо важным делам СКР Гарибян оторвал взгляд от бумаг и как бы между прочим спросил сидящего перед ним невысокого лысого мужчину: «Дима, а что ты делал на улице Докукина в 2004 году?» К делу Политковской этот вопрос не имел никакого отношения, и Павлюченков задумался. Потом ответил: «Мы следили за американским журналистом».

Подполковник милиции в отставке, бывший начальник 2-ого отделения 4-ого отдела Оперативно-поискового управления ГУВД Москвы. 

Весной 2004 года, он получил от Хаджикурбанова два заказа на слежку: за Сергуниным и за Хлебниковым. Павлюченков и его подчиненные охотно брались за халтуру — следили за неверными женами, коммерсантами-должниками, конкурентами, не брезгуя даже сомнительными криминальными заказами. За день халтуры рядовой «топтун» мог заработать $100-150. 

За Хлебниковым следили три дня: проверили адреса и установили маршруты передвижения. Выяснили, что охраны у журналиста нет, он ездил по городу на метро или на такси, «хвоста» за собой не замечал. Внезапно, рассказывает Павлюченков, милицейскую наружку по требованию Хаджикурбанова сменили чеченцы. «По Сергунину, Хлебникову и Политковской схема была одинаковая. За ними сначала следили менты, а потом их сменяли чеченцы. Исполнители привыкают к жертве, выслеживают, а потом убивают», — рассказал Forbes источник, близкий к следствию.

Сергунина расстреляли ночью 25 июня 2004 года, когда бывший чеченский чиновник вместе с женой садились в Lexus. Спустя две недели на улице Докукина был расстрелян Хлебников. Следствие считает, что Дукузов стрелял в обоих.

В августе 2012 года Павлюченков вместе со следователями выезжал на место убийства на улицу Докукина и на Котельническую набережную и показывал, где стояли «посты». Показания Павлюченкова подвердили его подчинённые — о том, что велась слежка за Хлебниковым.

В гостях у варвара

Кто стоит за убийством Хлебникова? С самого начала версий было множество: Березовский, чеченцы, олигархи. 

Не прошло и года после выстрелов на улице Докукина, как следствие установило не только убийцу, но и заказчика — редкая удача для резонансных убийств. Заказчиком прокуратура назвала героя последней книги Хлебникова «Разговор с варваром» — Хож-Ахмеда Нухаева, бывшего лидера чеченской ОПГ. «Чехи» (чеченская ОПГ) с самого начала были крышей ЛогоВАЗа», — вспоминает С. Соколов, глава службы безопасности олигарха. Чеченцы подмяли под себя столичный Южный порт и крупнейший авторынок, автосервисы и первые автосалоны. В Тольятти дилеры АвтоВАЗа находились под контролем местной чеченской группировки.

Нухаев, хотя и находился в розыске, свободно передвигался по Москве и участвовал в конференции народов Кавказа: «Его сразу обложил ГУБОП, но арест не состоялся. ФСБ опекала, видимо, он был нужен для каких-то оперативных игр».

С 1999 года он живёт в Азербайджане и Турции. Именно Нухаев мог быть связующим звеном между Москвой и Лондоном в деле Хлебникова, не исключает сейчас следствие.

Встреча Нухаева с Хлебниковым состоялась в конце 2000 года, в Баку. Журналист записал с ним 20-часовое интервью. Нухаев рассказал подробно о своей бандитской молодости, в Чечне и философских взглядах — исламском варварстве, которое, по его мнению, разрушит европейские ценности. Беседа вышла в виде книги «Разговор с варваром»

Оправдательный вердикт присяжных стал ударом для обвинения, следствия, коллег и семьи Хлебникова. Из-под стражи вышли не только обвиняемые в убийстве, рассыпались все обвинения в адрес заказчиков.

Суд с «крестным отцом»

В статье Forbes Березовский — новоиспеченный глава Совбеза (назначение состоялось осенью 1996 года ) — выходил откровенным мошенником, казнокрадом и мафиозо, связанным с чеченской ОПГ. Хлебников обвинил его в причастности к громким преступлениям, в том числе к убийству гендиректора ОРТ, журналиста Владислава Листьева.

«Боря сильно возмущался», — вспоминает бывший охранник Березовского Соколов. По его словам, Березовский заранее знал, что Хлебников ведёт расследование. Он в традиционной для него манере предложил Хлебникову деньги и закрыть тему. 

Для Хлебникова иск Березовского стал личным вызовом. «Если статья задела — значит я попал в точку», — вспоминает слова Хлебникова издатель. Собирая документы и показания для суда, Пол был настолько перегружен информацией, что её хватило на целую книгу. «В Березовском заключено всё плохое, что было в России 90-х: в приватизации, в смене политических систем и в коррумпированности государства. Люди должны знать об этом», — вспоминают слова Павла Хлебникова.

«И всё же я считаю это всё полнейшим бредом, — заявил Forbes Юлий Дубов, писатель, бизнесмен. — Березовский единожды выразил желание разобраться с Хлебниковым и Forbes, для чего пошёл в суд. Больше его Хлебников не интересовал. Борис умер. Литвиненко убили. Хотят всё свалить на мёртвых?»

Источник в следственных органах полагает, что причины гибели Хлебникова надо искать не в прошлом, не в опубликованных статьях и книгах, а среди новых тем, которые журналист расследовал перед смертью.

Деньги Чечни

«Россия стоит на пороге новой эры. Я убежден, что мы станем свидетелями великого подъёма всего российского общества», — писал Хлебников в редакторской колонке первого номера русского Forbes — он вышел в апреле 2004 года. Сразу за ним вышел журнал с рейтингом 100 богатейших бизнесменов России — «Золотая сотня». После выхода рейтинга Павла стали приглашать на радио и на телеканалы — рассказывать о Forbes и первом рейтинге богатейших.

Хлебников с головой ушёл в работу — он не только редактировал, но и сам готовил расследования, помогал коллегам собирать комментарии. «Ему уже было не до Березовского — он к этой теме охладел».

Фигура Березовского могла натолкнуть Хлебникова на новую тему для расследования. «Это деньги Чечни, — говорит собеседник Forbes, знакомый с ходом расследования. — Павел пытался выяснить, как в республике «пилили» федеральные деньги, начиная с того момента как Березовский возглавил Совбез и до того момента, как Ахмада Кадырова убили 9 мая 2004 года».

В Совбезе Березовский контролировал направление Чечни. Хлебников писал, что это скрытое финансирование боевиков. «Березовский назначал министров и председателей правительства Чечни, которые подписывали странные бумаги. Например, покупают для республики, в которой не наберётся и 20 тысяч коров, полтора миллиона доильных аппаратов на миллиард рублей. Или сорок миллионов мальков», — говорит источник Forbes. Интереснее мальков была только «труба». Транспортировку нефти контролировал тот самый Хож-Ахмед Нухаев.

«Я предложил Полу написать про Чечню, он заинтересовался», — вспоминает бывший сотрудник «Стрингера». Он принёс в редакцию Forbes текст про то, во сколько России обошлась Чечня, о том сколько денег закачали в республику.

Ян Сергунин

Хлебников искал людей, которым было известно, как расходовались федеральные средства. Одним из источников для него был Ян Сергунин, который был убит за две недели до Хлебникова. 

Не случайно с самого начала убийство Хлебникова и Сергунина были объединены в одно дело — у них оказались общие исполнители и организаторы. 

Расследование уголовного дела об убийстве Пола Хлебникова несколько раз пытались возобновить: куда-то перемещались материалы следствия, а официальные лица, раз за разом говорили, что вновь ищут подозреваемых. Но кто по-настоящему стоит за расправой над журналистом, до сих пор остается загадкой.



Могила Павла Хлебникова. В центре – Питер Хлебников (брат Пола Хлебникова), справа – фермер и близкий друг семьи Джон Н.

Враг  олигархов

По «Редактор».
14.07.2004
“Дважды убитый” – так назвала российская пресса погибшего в Москве Пола Хлебникова, главного редактора русского издания журнала “Форбс”.

Президент и гл. ред. издательства и журнала Forbes Стив Форбс отметил, что 41-летний Павел Хлебников: "Хорошо знал Россию и глубоко любил Её. Он был великолепным репортёром — отважным, энергичным, неуёмно любопытным. Мы с нетерпением ожидали появления его статей. Он олицетворял лучшие традиции своей профессии и верно служил людям".

Обстоятельства смерти американского журналиста вызвали не меньший шок, чем сам факт явно заказного убийства.
То, что не сразу сделали пули убийцы, завершила неторопливая московская “скорая помощь”. Как это нередко бывает, в ней не оказалось даже обычной кислородной подушки. Не было её и в подъехавшем следом реанимационном автомобиле). Плюс к тому застрявший между этажами от перегрузки лифт 20-й больницы. Причём, институт Склифосовского, был значительно ближе, чем 20-я больница от места преступления.

Лифт не мог не застрять, пишет газета Известия: он рассчитан максимум на пятых, а втиснулись в него вслед за каталкой, на которой лежал раненый, “все, кто был в коридоре”. А именно: пятеро врачей, два санитара и зачем-то ещё два милиционера. Двое из них вошли в лифт вопреки желанию врачей со словами: «Нам приказано охранять его». Когда Павел умер прямо на каталке в лифте, один из врачей сказал: «Охранять больше некого».

Не впустили в лифт только сопровождавшего “скорую” журналиста журнала Newsweek Михаила Фишмана. Именно он попытался открыть дверь застрявшего лифта, когда оказалось, что ни лифтёра, ни механика на месте нет. За неимением ничего другого (больничные пожарные, находившиеся по соседству и имевшие в своем распоряжении багры и лопаты, помочь отказались) действовал стулом. Когда лифтёр и механик все же появились и дверь наконец была открыта, оказалось, что оперировать поздно.

Между тем, вопреки утверждению врачей 20-й больницы, что “в нём восемь пуль, в том числе в голове”, ранений у Хлебникова было четыре, причём ни один из жизненно важных органов, как утверждают Известия, задет не был.

В целом же, Россия этими двумя актами драмы (первый – у двери редакции “Форбс”, второй – в 20-й больнице) на весь мир в очередной раз подтвердила репутацию восточного “Дикого Запада”.

Западная пресса уже высказалась на эту тему со всей возможной откровенностью. «Oberoesterreichische Nachrichten (Австрия): “В то, что первое заказное убийство иностранного журналиста в России будет расследовано, верить не приходится: за последние четыре года в России, прежде всего в провинции, были убиты по меньшей мере двенадцать журналистов, проводивших свои собственные расследования. Ни одно из убийств расследовано не было”.

О позиции автора даёт представление статья, вышедшая в марте 2001 года в газете Moscow Times (в понедельник ее перепечатала газета Ведомости). Хлебников пишет об олигархах: “Большую часть ельцинских лет им было позволено диктовать политику правительства, по желанию растаскивать государственную собственность и переводить прибыли за границу. Результатом стали разрушенная экономика, неплатежеспособное правительство и доведённое до нищеты население. В нормальном обществе эти люди должны быть за решёткой”.

Как легко заметить, это высказывание на фоне нынешних отношений власти и бизнеса в России выглядит настоящим пророчеством.
Он работал в последнее время над материалом о взаимоотношениях российских и иностранных менеджеров в компании ТНК-ВР, “а там среди главных действующих лиц – Вексельберг и Фридман”.

В общем, опасных для автора моментов в его работе было достаточно. 
По его мнению, с 90-х годов в России изменилось немногое: “По-прежнему очень небольшое количество людей контролирует огромную часть экономики, по-прежнему эти люди имеют возможность исключительного влияния на международную политику”.

Для примера главный редактор русского “Форбс” предлагает сравнить “Сибнефть” и ЮКОС. “По всем формальным и неформальным обвинениям, которые были выдвинуты против ЮКОСа, – неуплата налогов, непатриотизм, политические интересы — “Сибнефть” гораздо хуже, чем ЮКОС, — утверждает Хлебников. — Но “Сибнефть” Абрамовича процветает, её патронируют в Кремле, а ЮКОС разбирают по частям”.

С точки зрения “врага олигархов” (определение РК), всё дело в том, что один из олигархов – “личный друг президента”, а второй – “независимый человек”.

“Если вы к одному олигарху так жёстко применяете закон, то почему не делаете того же по отношению к другому, который куда более грубо нарушил закон и общественную нравственность?” — недоумевал П. Хлебников.

“Когда по телевизору говорят, что яхта Абрамовича больше эсминца, а его самолет оборудован противоракетными установками, кто же будет героем? Павка Корчагин? — рассуждает один из экспертов. — Рассказывать о том, что человек пошёл работать истопником, чтобы сохранить свои убеждения, сейчас глупо. А вот то, что человек за три года сделал три миллиарда из ничего, – это да!”

Правда, есть ещё поп-звёзды, эти по масштабам народной любви опередили даже олигархов — с них хочет делать жизнь 53% молодых людей!

Виновники убийства?

Павел Юрьевич Хлебников (1963 г.р.), по образованию доктор политэкономии, по профессии   экономический журналист, был одним из тех потомков   русских  белых эмигрантов, которые после крушения режима КПСС на­деялись сочетать свою про­фессиональную деятельность с пользой для России, в любви к которой выросли. Именно так Павел был воспитан своими родителями в лоне Русской Православной Церк­ви за границей. Этих двух об­стоятельств уже достаточно, чтобы сказать о погиб­шем памятное слово.

Выросший в США, Павел имел американские представления о нужной Рос­сии экономической модели, хотя и видел, что в РФ созда­ется иная — криминальная. Он надеялся на постепенное оз­доровление преступной эко­номической системы в ре­зультате развития честного, законного предприниматель­ства и считал своей задачей способствовать этому.

Судя по его дальнейшей  публицистиче­ской деятельности, именно преступную суть приватиза­ции всей постком­мунистической власти — он дотошно разоблачал на осно­вании безспорных, тщательно собранных фактов. Приведено достаточно фактов участия в этом разграблении и правительственных чинов­ников, сращения их с пре­ступным миром. Как русского человека Хлебникова поража­ло и отношение его собесед­ников-министров к ограбленному народу как к досадной обузе, только мешающей "ре­формам": «многие из ельцинского правительства говорили о своей стране с таким хлад­нокровием и отстранённо­стью, что можно было поду­мать, речь идёт о чужом госу­дарстве».

Первый вопрос в расследова­нии любого преступления гла­сит: кому оно выгодно? Ни Березовскому, ни другим уже разоблачённым   олигархам, также и в составе 100 самых богатых людей РФ (список опубликован Хлебниковым в мае 2004 года), это убийство было, уже ни к чему: сведения о них об­народованы (разве что ещё не полностью). Но убийство бы­ло, несомненно, выгодно для тех высокопоставленных лиц, которые ещё не были включе­ны в "золотую сотню", но имеют не меньшие капиталы, не совместимые с их государ­ственными зарплатами. 

В своём последнем (опублико­ванном посмертно) интервью в связи с царящим в стране беззаконием он затронул и самого Путина: «Если вы к одному олигарху [Ходорковскому] так жёстко применяе­те закон, то почему не делаете того же по отношению к дру­гому [Абрамовичу], который куда более грубо нарушил за­коны и общественную нрав­ственность?.. Естественно, существуют  приближённые богатые люди, которые полу­чают преференции у государ­ства; история некоторых та­ких бизнес-структур «тянется с питерских времен прези­дента» ("Известия", 12.7.2004). 

Все эти достаточно очевид­ные для всех вещи называют­ся как минимум коррупцией и считаются уголовным пре­ступлением. Подобная коррупционная связь с прибли­жёнными бизнес-структурами типична для всех уров­ней власти в РФ, и чем выше уровень, тем больший доход приносит она госчиновнику. Немало компромата было опубликовано даже в демо­кратических изданиях о кор­рупции многих членов прави­тельства (или богатстве чле­нов их семей), таких, как Черномырдин, Чубайс, Клебанов, Рушайло, Аксененко, Христенко, Адамов, Шойгу и др.

Даже такие персоны, как "православный   президент" Путин и назначенный им премьер-министр  Фрадков, которому обязан своим про­цветанием еврейский "Альфа-Банк" (см. "Новую газету" 12-14.11.2001), — вполне могут быть в числе лиц, не желающих огла­ски размеров своих состоя­ний и их происхождения. О Путине — правой руке Собча­ка (коррупция которого была доказана и потом дело было замято именно Путиным) уже было немало сказано в из­вестной публикации бывшего министра печати Б. С. Миро­нова в 2002 г.

Но российских обвините­лей из малотиражной патрио­тической оппозиции можно просто игнорировать и за­молчать по принципу: чего нет в больших СМИ — того не существует. Голос же извест­ного американского публици­ста-эксперта во влиятельном журнале, хорошо слышимый в западном мире, властям РФ явно мешал — уже тем, что выявлял их прямую ответст­венность за существование криминальной   олигархиче­ской системы.

И если посткоммунистиче­ская власть в лице Ельцина была способна цинично, на глазах у всего мира, расстре­лять парламент, противив­шийся разграблению страны, то почему оставшиеся у вла­сти подельники и преемники Ельцина, указом № 1 объя­вившие о его неподсудности, не могут расстрелять журна­листа, разоблачающего их роль в продолжающемся раз­граблении России? За годы Великой криминальной рево­люции в РФ уже убиты десят­ки журналистов, выходивших на подобные опасные темы.

Отметим также, что орга­низаторы убийств такого уровня, как правило стремят­ся направить общественное мнение на ложный след. 

В силу своей личной порядочности Павел оказался несовместим с криминальным режимом, ко­торый избрал объектом своего исследования и воздействия. Ему, энтузиасту честного бизнеса, не удалось внести нормы законности в систему, основанную на циничном беззаконии: она отвергла его как инородное тело. Кто бы конкретно ни заказал убийст­во такого человека, его по большому счёту убил именно нынешний   криминальный режим. И все, кто возглавля­ет, восхваляет и благословля­ет этот режим, несут свою до­лю вины, как за это убийство, так и за ежегодную утрату нашей страной мил­лиона не нужных этому ре­жиму, "лишних" соотечест­венников.

Невольно возникает мысль: не попущена ли Богом эта жертва, чтобы отрезвить тех засе­дающих в Нью-Йорке зару­бежных архиереев, которые в каком-то страшном ослепле­нии стали вдруг осыпать "православными" похвалами нынешнюю власть в России? Поймут ли из неё, что поздравлять "с большой радостью" упрочение власти возглавителя системы, описанной Павлом Хлебнико­вым, очень похоже на пре­словутые "ваши радости — наши радости" митрополита Сергия. С одной лишь разни­цей: того несчастного влады­ку сломали угрозой расстрела, а ныне его последователи вы­ражают свои "радости" доб­ровольно, ради "блага Церк­ви", и теперь уже по обе сто­роны границы...

Принесём искренние собо­лезнования супруге и троим детям убитого врагами Рос­сии раба Божия Павла. Он останется в истории нашей страны как русский публи­цист, внесший большой вклад в разоблачение нынешнего криминального режима и за­кончивший свою жизнь дос­тойно, в бою, в той войне, которая идёт в России.
Михаил Назаров.  14.7.2004
Официального ответа на вопрос, кто 9 июля 2004 года убил главного редактора русского Forbes, кто организовал и кто заказал это убийство, нет до сих пор.
«lemur59.ru»

Несколько  лет  спустя

Пола Хлебникова отпели в Преображенской церкви Храма Христа Спасителя (он был православным верующим), а похоронили в США, где он вырос и где жила его семья. Он собирался продлить с российским Forbes контракт, и тогда жена и трое детей должны были переехать в Москву – но не успели.

"Его дети уже выросли. Сколько времени уже истекло без результатов", — говорит брат убитого журналиста Майкл Хлебников.
Он рассказал, что долгое время после суда по делу Павла Хлебникова его семья в США продолжала получать извещения, что продлевался срок следствия. Некоторое время назад эти письма перестали приходить.

"Примерно два месяца назад я отправил письмо через нью-йоркское консульство А. И. Бастрыкину именно с этим вопросом: как дело обстоит и так далее. До сих пор [ответа] нет", – говорит Майкл Хлебников.
Следователь П. Гарибян, так и не доведя доверенное ему Дело до конца, в 2015 году вышел на пенсию.
С 2005 года учрежденный в память о Поле Хлебникове фонд вручает премию его имени. В разные годы ее получали многие журналисты.

Нувориши России

В середине появился термин «семибанкирщина», главным образом благодаря интервью Березовского лондонской Financial Times, опубликованному 1 ноября 1996 года. Там он хвастнул, что более 50% российских экономических ресурсов находятся в руках всего лишь семи финансовых олигархов, которые не только контролируют экономику, но и решают политические проблемы страны.

Олигархи начали активно создавать диверсифицированные деловые империи, а также скупать и строить медийные холдинги: ТВ, газеты, журналы...

Финансовый капитал срастался с индустриальным, всё богатство страны концентрировалось в руках малочисленной элиты, народные же массы беднели и роптали.

В разгар чеченской войны, в 1995 году НТВ практически неприкрыто поддерживал чеченских боевиков, показывая жестокости федеральных властей, но замалчивая зверства моджахедов, которых было намного больше, и начались они значительно раньше, ещё до открытой фазы конфликта с геноцида русских в Чечне.



Весёлые жруны.
Интервью

Известный американский жур­налист, старший редактор журнала «Форбс» Павел Юрье­вич Хлебников, в 2004 году дал интер­вью журналу «Русский Дом». Как завещание нам, звучит оно теперь для нас.

КОРР.: Павел Юрьевич, почему, вы вдруг заинтересова­лись темой коррупции?

П. ХЛЕБНИКОВ: Идёт полномасштабное разграбление России, к тому же сопровождаемое бандитизмом, насилием, убийствами. Так что уже к 1996 году я хотел особенно сосредоточиться на одной фигуре, которая отражала бы в себе этот странный феномен бандитского ка­питализма: криминализацию российского бизнеса, сращивание криминалитета и властных структур на самом высшем уров­не. Никого ярче Березовского в 1996 году не было, и я начал о нём писать. Он был самый наглый из всех грабителей России. Этот человек нанёс огромный ущерб России; в плане деморализации общества того времени, Он был не только главным пра­ктиком бандитского капитализма, но и главным его идеологом.

Главная вина российского общества заключается в том, что ко времени рас­пада коммунизма оно не имело твёрдых нравственных устоев и гражданского са­мосознания, чтобы противостоять таким хищникам.

Болезнь осталась, и она может ока­заться смертельной для русского на­рода.
Главное сейчас для России — повы­шение рождаемости. Происходит ката­строфическое вымирание народа. А ко­гда народ или человек не имеет воли к выживанию и продолжению себя в по­томках, это показывает, что у него крайне низкий уровень национального самосознания.

Всё остальное — оборона, экономи­ка, наука и техника, образование, куль­тура — должно способствовать возрож­дению русского народа.

Бандитизм — целая куль­тура или, вернее, антикультура, осно­ванная на полном отрицании государ­ственных законов и гражданской от­ветственности. В бандитской антикуль­туре существует своя шкала ценностей, свои нравы и законы. Сегодня, как ни странно, эта антикультура прославляется — например, в кавказских народных пес­нях или фильмах типа «Крёстного отца» или «Бригады».

Бандитизм, не менее чем исламский экстремизм, представляет смертельную угрозу нашей цивилизации. Эти два явления тесно связаны. 

…Трагедия России в том, что она почти всегда в таких мировых столкновениях первой принимает удар. Потому что по своему уникальному гео­графическому положению она является щитом между христианской Европой и исламским Востоком. За этим щитом Ев­ропа имела возможность свободно раз­виваться. Сегодня Россия является сла­бым звеном цивилизованного мира, а во­инствующий ислам всегда идёт туда, где видит слабость. Слабость не военную, не правоохранительных органов или спец­служб, а именно общества. Исламские экстремисты видят, что народ перестал отстаивать свою традиционную идею, свою нравственность, свою веру и актив­но идут в наступление. 

…Уже много лет идёт роковая борьба внутри Европы за культурное самоопре­деление. Либералы отстаивают принци­пы свободного рынка, интернациона­лизма и безбожия, а консерваторы при­держиваются традиционных ценностей, защиты национальной и христианской культуры. На Западе эта борьба культур началась в 1960-х годах, а в России раз­разилась лишь при распаде коммунизма и сейчас набирает силу.

Исход этой схватки между либераль­ной и консервативной культурой, во мно­гом определит суть европейской цивили­зации в XXI веке. Но пока мы разбираем­ся между собой, рядом с нами растёт страшная угроза: у порога европейской цивилизации стоит воинствующий ислам, так называемый исламский фундамен­тализм. Он уже развязал самые настоя­щие военные действия в России (на Кав­казе, теракты в Москве и других россий­ских городах), в европейских странах (во Франции в 1996 году, в Югославии в 1992-1999 годах). Это пока лишь пробные кам­ни со стороны фанатиков джихада. Боль­шая война ещё впереди...» 



Павел (Пол) Хлебников.

И в заключении ещё предостерегающий нас фрагмент из книги Павла Хлебникова.

КОМУ   ПРИНАДЛЕЖИТ   БУДУЩЕЕ?
Повесть о Косово
(Из книги «Разговор с варваром»)

Демографические процессы определяют судьбу любой цивилизации. Неужели это не понятно? И пусть Россия или Америка выигрывают сражения в Чечне, Афганистане, Ираке или каких-либо других исламских странах — мусульмане всё равно одержат победу. Ибо главная война — «тихая» — проходит внутри России, внутри Европы. Уже тридцать лет, как европейцы эту войну проигрывают. Ещё одно или два поколения — и мусульмане приобретут окончательный демографический перевес.

Вот что рассказывают сербы, до последнего времени проживавшие в Косово: «Косово всегда было святыней нашего сербского народа. Тысячелетие мы здесь жили, на нашей родной земле, но теперь нас оттуда вытеснили, и, по всей вероятности, мы никогда в Косово не вернёмся. Мы можем сколько угодно утверждать, что это исконно наша земля, что здесь жили и трудились наши предки, что здесь похоронены наши святые, что здесь веками мы проливали нашу кровь, отстаивая родину для наших потомков... Никто этого слышать не хочет. Здесь для нас уже всё кончено, ибо мы давно уже проиграли в демографической войне.

Беда пришла лишь 60 лет тому назад, когда нагрянули инородцы (мусульмане-албанцы) — многочисленные, сплочённые, жадные, непримиримые. Не войско вражеское нас покорило, а тихая иммиграция. Эти новоприезжие заводили большие семьи — пока мы рожали одного-двух детей, они рожали четырех, пятерых, шестерых. Албанцы давили нас своими многодетными семьями и скоро приобрели демографический перевес. Вливаться в наш народ, в нашу цивилизацию они не хотели — им же было ясно, что мы представляем уходящее прошлое, а они грядущее будущее... И вот наступил роковой момент: албанцы стали действовать силой, они вытесняли нас, село за селом, город за городом. Происходило это обычным бандитским способом — они избивали наших мальчишек, насиловали наших девушек, оскорбляли наших стариков, открыто грабили наше имущество, оскверняли наши храмы, угрожали, устрашали до тех пор, пока наши люди не оставили свои родные места.

Государство не способно было ничего сделать. Когда оно пыталось обратить этот процесс вспять, возмущалось мировое сообщество, обвиняя нас в варварстве, расизме и геноциде. Тем временем вытеснение нашего народа продолжалось в сотнях мелких посёлков и проходило незамеченным мировой прессой.

Сегодня уже всё потеряно. Тысячелетние отцовские участки, могилы предков, останки святых, ветхие храмы, старинные предания — вся древняя культура навсегда отданы инородцам. Ничего уже не вернёшь. Нет смысла на что-то надеяться — ведь Константинополь так же никогда не станет опять столицей христианского мира. Конечно, Косово сегодня существует как место на карте (и Франция всегда будет существовать), но оно полностью заселено инородцами».

Вот что значит демографический процесс — простая арифметика. Путь к национальному самоубийству прост: нужно лишь отказаться от создания многодетных семей и распахнуть двери массовой иммиграции — и народ неминуемо исчезнет с мировой арены. 

Русский народ, по-видимому, ожидает именно судьба сербов Косово. Суть в том, что сегодняшние русские проявили себя неспособными к воспроизводству. Русская женщина отказывается рожать детей или рожает максимум одного-двух. Русская девушка слишком часто мечтает либо уйти в манекенщицы, либо выйти замуж за иностранца. Русский мужчина не стремится завести себе жену и наследни­ков; он неудобно себя чувствует в роли хозяина семьи, воспитателя своих детей. 

При таком отношении к семейству народ обречён на гибель. Безответственность одного или двух поколений способна погубить целую нацию. 

Согласен, создавать и воспитывать здоровую семью — дело сложное. Но это опыт, который передаётся из поколения в поколение. Стоит потерять опыт семейственности одному или двум поколениям — и они будут забыты навсегда. Оборвётся цепочка истории. Именно такой процесс мы и видим сегодня. 

Русская семья распалась, русские дети растут сиротами, численность русского населения всё быстрее и быстрее скатывается к нулю, и этнический состав России меняется на глазах.
ПАВЕЛ ХЛЕБНИКОВ, главный редактор ж. «Форбс»,
американец русского происхождения, 
убит в Москве, в июле 2004 г.

Священник Виктор Кузнецов. Член Союза писателей России, является автором многих православных книг.

В их числе:
«Он выбрал крест» – о воине-мученике Евгении Родионове,
«Нет общения света со тьмой» – сборник трудов конференций, проведённых В.М. Клыковым.
«Утешение в унынии»,
серия книг «Мученики нашего времени»,  «Мученики Новороссии»,
«Так было» – о событиях августа 1991 г.,
«Расстрел» – о расстреле восставших 3-4 октября 1993 г.,
«Ближе к Богу!», «Старец», «Духовник», «Батюшка», «Помним»  — о старце, духовнике Троице- Сергиевой лавры архимандрите Кирилле (Павлове),
«Путями Гоголя» – о нынешней Украине, путевые заметки, странствия по родным местам Н.В. Гоголя,
«Знаки времени», «Всюду Бог!», «Нельзя отчаиваться», «Верю!» и «Серёжино детство» — сборники духовных рассказов.
«У пяти старцев» – о старцах; о. Николае Гурьянове, о. Кирилле (Павлове), о. Иерониме (Верендякине), о. Феофане (Данькове), о. Адриане (Кирсанове).

Заказы о пересылке книг священника Виктора Кузнецова по почте принимаются по телефонам: 8 800 200 84 85 (Звонок безплатный по России) — интернет-магазин  издат. «Зёрна»,  8 (964) 583-08-11 –  маг. «Кириллица».
Для монастырей и приходов, общин... книги  —  безплатны.  Звонить по тел. 8 (495) 670-99-92.
12 августа 2021   Просмотров: 2 208