Мусульмане и православные могут стать "добрыми соработниками"?

alt3 ноября 2011 года председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата (ОВЦС МП) митрополит Волоколамский Иларион, в ходе официального визита в Татарстан, посетил мечеть Кул Шариф в Казанском Кремле.

 

Председателя ОВЦС встречал председатель Духовного управления мусульман Татарстан муфтий Илдус Файзов, который провел экскурсию по мечети и расположенному в цокольном этаже музею истории ислама в Татарстане, а затем состоялась личная встреча митрополита Илариона и муфтия. Митрополит Иларион отметил, что в деле утверждения традиционных ценностей Духовное управление мусульман и Казанская и Татарстанская епархия могли бы стать добрыми соработниками. Он также отметил, что у Русской Православной Церкви и российской мусульманской общины имеется большой потенциал взаимодействия - в частности, в таких областях, как совместные усилия в деле защиты ценностей семьи и традиционных нравственных ценностей.

 

В конце встречи состоялся обмен памятными подарками.

 

Между тем святой Максим Исповедник, святой Иоанн Дамаскин, прекрасно разбиравшиеся в исламе, святые Кирилл Солунский, Андрей, Христа ради юродивый, Григорий Декаполит, Евстафий Солунский были противниами ислама. Святитель Григорий Палама никогда не помышлял об организации встречи и диалога с мусульманами и не стремился к нему. Но был вынужден беседовать с ними при весьма трагических обстоятельствах, которые не помешали ему смело возвещать истину, рискуя самой жизнью. Сравнил бы кто-нибудь условия, в которых пленённый агарянами Солунский архиепископ вёл диалог с разъярёнными исламистами, готовыми растерзать его на куски за любое оскорбление их пророка и их религии, с фиестой Ассизи - с роскошными, комфортабельными гостиницами и прочими учреждениями, где проживают и кормятся участники нынешних межрелигиозных встреч (из трудов прот. Феодора Зисиса).

А вот что еще можно прочитать о магометанстве:

 

Внутренние признаки ложности магометанства. Общее понятие о магометанстве

 

 

Магометанство, или мусульманство, называемое ещё исламом, есть религия, основанная и распространённая в VII веке по Р.Х. в Аравии неким Мухаммедом, или Магометом, выдававшим себя за пророка Божия, посланного в мир для окончательного восстановления в роде человеческом единой истиной религии, како ещё в раю научил Бог наших прародителей. Магометанство признаёт единого Бога Творца и Промыслителя всего, бессмертие человека и будущую загробную жизнь с её наградами и наказаниями. Но эти здравые религиозные истины, заимствованные частью из иудейства, частью из христианства, Магомет сильно исказил и обезобразил, примешав к ним много чуждых им элементов из Талмуда, из христианских апокрифов, из арабских и других языческих преданий и, наконец, от своего собственного измышления. Не излагая подробно системы магометанства, мы укажем здесь только на более выдающиеся заблуждения этой религии.

 

Учение Магомета о Боге в Его отношении к миру и человеку

 

Самый первый и основной догмат магометанства - об единстве Божием, за который некоторые чуть не до небес превозносят Магомета, имеет в его системе такой своеобразный колорит, который лишает всякого достоинства это "естественное и разумное" учение о Боге и даже приравнивает магометанство к пантеизму. Слова Магомета: "нет другого Бога, кроме Бога" не только устанавливают собою единство Божие против языческого многобожия и христианского учения о троичности, но содержат ещё и тот смысл, что один только Бог есть деятель всего существующего, единственная действующая сила во вселенной, а все творения Его, от высших ангелов до человека и далее - до дерева и камня, суть только Его слепые орудия, совершенно пассивные, не имеющие никакого самоопределения, никакой свободы. Всякое дело, всякий предмет, всё прошедшее, настоящее и будущее вселенной заранее предопределено магометовым Аллахом и зависит вполне и исключительно от его безусловного и произвольного предрешения. На долю и распоряжение своих разумно свободных тварей Аллах не оставил ничего, потому что и деяния и способности, которыми они, по-видимому, располагают, только в нём одном, и чтобы они не делали, делают только через него, только по его определению. Составив такое понятие о Боге, Магомет, естественно, должен был лишить Его тех высоких нравственных свойств, которые, обыкновенно, заставляют человека любить Бога. Аллах Магомета не только в мире физическом, но и в мире существ разумных и духовных делает что хочет и как хочет, не руководствуясь при этом никакими другими мотивами, кроме одного - своего безусловного произвола или каприза. Это тип восточного деспота, который делает всё, что только ему вздумается, и только потому, что ему именно так захотелось. Аллах сам производит добрые и дурные дела в человечестве, вдыхает в людей "благочестие и безумие", "заблуждает, кого хочет и направляет, кого хочет" - и "кого он направил, тот направлен хорошо, а кого он заблуждает, тот погиб". Он сотворил великое число духов (джиннов) и людей для геенны и сам посылает этих духов к неверным, чтоб подстрекать их ко злу и т.п. Сам в себе он не столько благ и милостив, сколько грозен и мстителен, особенно по отношению к тем, кто посягает на его абсолютное единодержавие, присоединяя к нему сына, товарищей и помощников (намёк на христиан и язычников).

 

Учение Магомета о загробном воздаянии

 

Если таково отношение Аллаха к свободно-разумным тварям, что все они суть только его слепые орудия, и ничего более, то казалось бы, что в Коране не будет учения о загробном воздаянии, потому что не за что же, в самом деле, награждать или наказывать того, кто не имеет своей воли, и кому поэтому не должны быть нравственно вменяемы никакие действия и поступки. Тем не менее, однако, Магомет, как будто именно для того, чтобы ещё более показать чудовищность своего Аллаха, учит и о райских наградах и об адских наказаниях в будущей жизни. После всеобщего суда все неверующие (кафиры), т.е. язычники, евреи и христиане, будут подвергнуты вечным мукам в геенне или в аду. Они будут жариться на страшном огне, который будут постоянно мешать, чтобы лучше горел. Когда сгорит у них одна кожа, им будет дана другая, чтобы заставить их сильнее чувствовать боль, и тд. Кроме того, здесь будут язвить их змеи, громадные, как горы, и скорпионы - как осёдланные лошаки, а ангелы-мучители станут ещё бить их при этом железными дубинами. Всё это будет так мучительно, что они пожелали бы отдать в два раза больше того, что содержит в себе небо и земля, лишь бы только избавиться от адских страданий. В самом верхнем отделении геенны (в ней семь отделений) будут мучиться и грешники из магометан, но - не вечно: по прошествии некоторого времени они, по ходатайству Магомета, будут выведены отсюда в рай, где присоединятся к остальным магометанам, чтобы вместе с ними наслаждать райскими утехами. Что такое рай Магомета, более или менее известно, так как рай этот обратился даже в пословицу. Это - сады, мускусная почва которых орошена потоками воды, катящимися среди зелёных берегов, усеянных цветами. кроме водных источников здесь текут реки молока, мёда и вина. Тут растут также деревья с прекрасными плодами всех родов и сортов, и ветви их сами гнутся к руке, и даже ко рту - чтобы можно было прямо есть их. В таких-то садах устроены великолепные шёлковые беседки, в которых собственно и живут праведники. Одетые в штофные, атласные и парчовые одежды, украшенные драгоценными запястьями, они едят самые лучшие яства и пьют разнообразные напитки из серебряных и золотых сосудов. У каждого из них кружок прислужников - вечно юных мальчиков. Кроме того, им даны будут жёны - особые красавицы, с большими чёрными глазами, также вечноюные и притом вечнодевственные (гурии).

 

Нравственное учение магометанской религии

 

altИз нелепого представления о Боге вытекает у Магомета и нравоучение далеко небезукоризненное. Так как нельзя любить Бога-деспота, то Магомет почти вовсе и не учит любви к Богу, а внушает своим последователям один только страх к Нему. "Достойнейший перед Богом тот, кто более боится его", - говорит Магомет; самые даже ангелы поклоняются Богу из одного только страха к Нему. Далее, где нет любви к Богу, там не может быть и истинной любви к человеку; поэтому, если Магомет и предписывает иногда гуманные отношения к ближним (например, подаяние милостыни), то ограничивает понятие ближних одними только мусульманами; ко всем же остальным людям он внушает своим последователям одни враждебные чувства, заповедуя всячески чуждаться и гнушаться неверующих. Но этого мало: так как Аллах слишком самолюбив и ревнив к своей единодержавной власти, то ему, конечно, могут быть более или менее угодны только люди, исповедующие его безусловное единство (мусульмане), и не может быть никого противнее тех, которые так или иначе умаляют его единодержавие. Таким образом, одни только мусульмане угодны Аллаху и достойны его благоволения, и их религия - наилучшая и единственно истинная между всеми религиями; все же прочие народы суть враги Аллаха, и религии их мерзки в очах его. Отсюда - самая первая и священная обязанность всякого мусульманина и вместе самая приятная жертва Богу - распространение ислама между неверующими, даже и насильственное, соединённое с жестокостями и даже убийством. "О верующие! - восклицает Магомет, - когда вы встретите неверных, убивайте их везде, чтобы сделать из этого большую резню... Искушение неверных хуже, чем военная сеча. Сражайтесь с ними, пока не будете страшиться искушения и поклонение будет только единому Богу, пока они не сделаются мусульманами. Сражайтесь за ислам - религию Бога, и вы будете счастливы. А убиваете их не вы, а Бог; когда бросаешь копьё, не ты бросаешь, это - Бог". Такое распространение ислама Магомет называет святою войною, или сражением на пути Божием. Кроме этой войны за ислам Магомет предписал ещё своим последователям:

 

а) общественные молитвы, которые они должны совершать ежедневно по пяти раз, в определённые часы, и перед которыми всякий раз должны омываться водою или, за неимением воды, обтираться пылью;

 

б) подаяние милостыни "родным, ближним, сиротам, бедным, путешественникам" (из магометан);

 

в) соблюдение поста в месяц Рамазан и

 

г) путешествие в Мекку на богомолье в Каабу - в это главное святилище мусульманское, которое будто бы построено ещё Авраамом и Измаилом, но на самом деле составляло главное идольское капище арабов до принятия ими ислама. Этим и исчерпывается, по Корану, весь круг религиозно-нравственных обязанностей человека по отношению к Богу и ближнему.

 

(По трудам архимандрита Августина)

 

Подготовил Виктор Самойлов

Источник: "Антиэкуменизм"
7 ноября 2011   Просмотров: 30 237