«Вы – хуже журналистов». Еще раз о волке в овечьей шкуре - епископе Лукиане

Письмо в редакцию:


После посещения епископом Лукианом Божественной Литургии написала статью прихожанка р.Б. Наталия Гавриило-Архангельского монастыря Благовещенска (по которому идут переговоры с католиками), случилось это за день до осквернения Кафедрального собора 6 апреля 2013г., суббота утро.


Мы пытались ее отдать в местную газету (не купленную епископом), но они отказались печатать, хотя сказали, что статья хорошая. В статье все правда, человек написал под впечатлением от увиденного и услышанного. В статье очень хорошо описан портрет епископа Лукиана.




«Вы – хуже журналистов»


- с чувством «глубокого проникновения» обратился к нам, прихожанам, Епископ Благовещенский и Тындинский Лукиан.


Дело было 6 апреля, накануне Благовещения Пресвятой Богородицы в Гавриило-Архангельском мужском монастыре. Слухи о его передаче католикам будоражат сознание многих православных христиан. Надо сказать, и не совсем слухи. Вернее, совсем не слухи. В состоянии постоянной напряженности всю благовещенскую паству держат заявления в СМИ самого епископа. Храм, освященный православным чином, духовную пристань Приамурья, по словам владыки, «необходимо передать католикам», а монастырь перевести в село Троицкое Ивановского района. Как известно из публикаций в СМИ, такое решение принято и на январском заседании епархиального совета.

 

Село это, к слову, расположено в 95 км от областного центра, куда и на машине-то добраться проблематично, не говоря уже о рейсовых автобусах.

 

На некоторое время людское волнение поутихло. Видимо, пока идет реконструкция заброшенных зданий под братские корпуса и устроительство в деревенской глуши православной церкви, руководителю Благовещенской епархии сказать нечего…

И вот - новый всплеск!

 

Разгар Литургии. В храме человек пятьдесят-шестьдесят. Часть, уже исповедовавшись, готовится к Причастию. Надо ли объяснять, какие чувства испытываем мы, воспевая в это время Господа и обращаясь к нему с мольбой о прощении, как важно не иметь в такие минуты никаких житейских мыслей и забот. Обычно накануне исповеди и Таинства Святого Причастия Тела и Крови Христовой ограждаешь свои чувства как двери души, чтобы посредством их не входили другие мысли, чувства, желания.

 

В это время, когда особенно необходимы для молящихся взаимная любовь и единодушие, в монастырь (в Литургию!) быстрой походкой устремляется владыка Лукиан. Ни о каком благожелании народу со стороны архипастыря (епископа всего Приамурья!) не было даже речи.

 

Братия и сестры засуетились. Исповедь была прервана. Женщину, которая в это время исповедовалась, священник оставил без внимания, потому как вынужден был покинуть ее, чтобы встретить епископа.

 

- Как вам не стыдно! – начал владыка. – Вы – хуже журналистов! А ведь вы – православные верующие люди! Я еду в машине и вдруг слышу, что костел передали католикам! Вы зачем распространяете такие слухи?!

 

Каждый из нас, я думаю, адресовал эти слова себе, хотя все с раннего утра пребывали в молитве, в тишине храма внимали голосу священника, пению хора и при всем желании не могли передавать кому-то слухи. Ко всему прочему полагаю, что основная часть прихожан в это время и не подозревала, о чем вообще речь.

 

Мы, словно зомби, внимали упрекам епископа. Слава Богу, нашлись люди, которые не промолчали:

 

- Вы же сами все время говорите об этом!

 

- Сегодня передавали по ТВ!

 

- Я с 1977 года хожу сюда молиться, вы скажите толком, передадите монастырь или нет? – доносилось из разных уголков храма.

 

На что последовал вразумительный, на первый взгляд, ответ:

 

- Никому мы монастырь отдавать не собираемся. Да, он сменил юридический адрес. Но здесь остается подворье (для себя я почему-то сделала наивный вывод, что и храм тоже остается).

 

- Слава Богу! – с облегчением вздохнули мы.

 

И тут же услышали от епископа:

 

- Но вы же понимаете, что здание в собственности городской администрации, поэтому в любой момент его у нас могут отнять. Вы даже не представляете, какой огромной дипломатией нужно обладать, решая такие и другие вопросы епархии. И я обладаю ею.

 

- Почему не даете благословения на крёстные ходы, посвященные монастырю? – обратился к владыке молодой мужчина. – Мы подписывали письмо с такой просьбой, отправляли к вам человека для решения вопроса.

 

- Я впервые об этом слышу. Зачем вам мое благословение?

 

- Как? - выдохнули прихожане. - Раньше и на Казанскую, и на другие праздники крестные ходы были, а сейчас их нет вообще.

 

- А цель-то какая? – удивился Лукиан. – Просто походить и все? Пока вы ходы думаете совершать, у меня католики чуть в православных не обратились – в городе работает католическая делегация.

 

- Ну как это какая цель? – возмутился тот же молодой человек. – Во время крёстных ходов к нам присоединялись даже атеисты, которые потом становились православными христианами. По всей стране совершаются крёстные ходы.

 

- Молодой человек, - резко осек владыка, - говорите правильно! Не крёстный ход, а крестный. Крёстный отец бывает, а ход крестный! Да пока вы ходите, православие скоро в секту превратится! Потому что «Новое поколение» больше, чем мы, по численности. Возможно, оно станет скоро правящей религией. А вы – крестные ходы… Сколько население города? 20 тысяч?

 

- Двести тридцать!

 

- А, ну да, простите! И все же… Будут у нас крестные ходы, но только на исторические даты. Кто-нибудь знает, что для нашего города сделал Святитель Николай?

 

Допускаю, что владыка тоже человек, и ничего человеческое ему не чуждо. Забыл… Но все же сан обязывает знать и помнить, что речь в данном случае идет, очевидно, о Св. Иннокентии…

 

- Вы знаете, сколько сейчас здесь бесов? – вдруг воскликнул епископ. - И как они радуются, что вы слухи распространяете!

 

… Как-то по меньшей мере странно прозвучали такие слова из уст православного архипастыря. Ведь бесы живут там, где им есть место. Человек, греша, готовит им такое место. Где грех, там и они. А нам накануне Причастия грехи отпустил священник (читай: Господь)! В храме-то да еще во время Литургии, хотя и прерванной владыкой, присутствует сам Спаситель!

 

Во время Литургии мы воспеваем Господа, подобно тому, как его воспевают Ангелы на небесах и таким образом как бы изображаем собой Ангелов. Поэтому и должно в это время уподобляться святым Ангелам. О каких тогда бесах речь?

 

Между прочим, в храме находились новокрещёные дети и подростки. Каково им было слушать такие истории про бесов? Да и саму речь епископа, обвинявшего свою паству, обращенную в том числе и к ним.

 

- Я доступный епископ, - продолжил владыка. - Приходите ко мне, делитесь, советуйтесь! А вы не хотите!

 

- Давайте мы завтра к вам за благословением на крестный ход придем, заодно и поговорим по душам, - не унимался молодой человек.

 

- А вы знаете, какой завтра день? Завтра праздник!

 

- В понедельник?

 

- Приходите во вторник, у меня по вторникам приемный день.

 

Видимо, доступность у владыки – понятие дозированное.

 

Как и информация. Потому что уверена - не только я ничего не поняла из речи архиерея. Не услышала прямого и честного ответа на вопрос: так отдадут монастырь или нет?

 

Скорбь и непонимание вызвало лично у меня вторжение в Литургию Епископа Благовещенского и Тындинского Лукиана. Вы, владыка, говорите о слухах. Забывая, видимо, о том, что самое важное, что может быть в человеческом обществе, – это информация. Ее наличие, отсутствие или недостаток влияют на нашу жизнь. Слух - это, прежде всего, информация, удовлетворяющая потребность человека, не удовлетворенную иными способами. Это желание закрыть информационные «белые зоны», которых в ваших действиях о-о-очень много. Если нет официальных объяснений, снимающих напряженность, люди пытаются снять ее сами.

 

А теперь что касается журналистов. Не вы ли сами при любом удобном случае обращаетесь именно к ним, чтобы подтвердить (уже фактическим материалом) действия епархии и вас лично в каком-либо мероприятии, комментируя его досконально!

 

Пиар, владыка, не так ли? Чем же тогда вызвана ваша фраза: «вы – хуже журналистов», обращенная к нам, прихожанам? И как ее воспринимать? Кстати, журналист имеет право на собственное мнение в очень ограниченном круге вопросов, но даже в этом случае не всегда может его высказывать. Выводы журналиста подтверждаются опять же фактическим материалом…

 

… Вы нас все же поздравили с наступающим праздником! Храни вас Господь! И на следующий день вы обратили внимание на величие праздника для нашего города – Благовещения Пресвятой Богородицы. Замечательно, что в вашей речи в Кафедральном Соборе прозвучали слова о твердости веры, о традициях, о сохранении в сердце Евангелия.

 

Но не должно православному епископу забывать, что Единая Соборная Церковь – не вы один. Это и мы, ваши прихожане. Мы не хотим расставаться со своей обителью – храмом-монастырем, с которого после долгих лет богоборчества началось возрождение веры амурской, да и всей Амурской епархии - здесь было рукоположено больше половины епархиального священства.

 

… Как пребывая в храме, так и выйдя из него, мы должны оставаться в мире с Богом, со всеми ближними и со своей совестью.

 

Я после такой Литургии до сих не могу прийти в себя...

 

 р.Б. Наталия


                                     

Крестный ход. Монастырь Архистратига Божия Гавриила и прочих Небесных Сил г.Благовещенск 2006г.

 

монастырь Архистратига Божия Гавриила и прочих Небесных Сил г.Благовещенск 2010г.

 

Иконостас советского времени монастыря Архистратига Божия Гавриила и прочих Небесных Сил г.Благовещенска


 

Новый резной иконостас с писанными иконами монастыря Архистратига Божия Гавриила и прочих Небесных Сил г.Благовещенска 2010г., установлен до приезда владыки Лукиана.

21 мая 2013   Просмотров: 10 652