Рейдерский захват РАН

Реформа РАН не стала неожиданностью. О ней говорили давно, в том числе на самом высоком уровне. И, пожалуй, наиболее активным ее лоббистом в силу некоторого опыта научной работы был бывший президент Дмитрий Медведев. Он неоднократно высказывал мнение о якобы имеющемся упадке науки, одним из явных выражений которой Медведев считает низкий индекс цитируемости работ российских ученых. В этом он не одинок: двумя другими идеологами и разработчиками идеологического фундамента реформы являются экс-министр образования Дмитрий «ЕГЭ» Ливанов и ныне политический эмигрант, а прежде ректор РЭШ, Сергей Гуриев.

В частности, Гуриев и Ливанов в 2009 г. в журнале «Эксперт» опубликовали прелюбопытный материал с разборов основных «мифов» вокруг РАН. В этом материале в лучших традициях советской публицистики авторы восторженно цитируют президента (на тот момент) Медведева, который публично сомневается в квалификации российских ученых.

Сейчас в интернете распространено письмо Дмитрия Ливанова с просьбой к «коллегам из совета по науке» высказаться на тему методологии проведения оценки институтов, которые будут или не будут включены в состав агентства, модели самоуправления агентства, параметров кадровой модели институтов, модели финансирования институтов в составе агентства и т.д.

Говоря простым русским языком, начиная реформу РАН, Ливанов не имеет никакого устойчивого представления о том, как именно эта реформа будет проходить.

Кроме пресловутого «Карфаген должен быть разрушен», реформа не несет в себе абсолютно ничего. Мало того, решить столь сложные, столь многосоставные вопросы предлагается до третьего чтения законопроекта в Думе, которое состоится в начале сентября, при том, что июль и август не случайно называют сезоном отпусков, очевидно, что реального обсуждения и дискуссии не будет.

Впрочем, если бы авторы законопроекта хотели обсуждение, они бы его начали до того, как оказывать давление на депутатов.

Нобелевский лауреат Жорес Алферов, ученый-физик, в чьем индексе цитирования, наверное, сомневаться не приходится, назвал реформу «рейдерским захватом», после чего лег на хирургический стол, как говорят, на плановую операцию (обычно летом плановые операции стараются не проводить, тем более пожилым людям). По мнению Алферова, целью реформы является захват имущества РАН.

Дискуссия стала настолько острой, а деятельность профсоюза РАН настолько оперативной, что вчера вынужден был высказаться президент Владимир Путин. Однако смысл его высказывания сводился к примирению оппонентов, а не к поддержке отмены реформы.

Есть основания полагать, что вмешательство Путина было вызвано желанием пресечь развитие дискуссии и роста протестных настроений: будучи главой государства, президент явно не хочет подвергать сомнению методику проведения отдельных реформ, видя в этом угрозу власти.

Будучи человеком команды, Путин всегда высказывается в поддержку тех ее членов, чьи действия и убеждения давно уже стали в глазах общества нарицательным примером: Чубайс, Кудрин, Сердюков, Медведев. Эти высказывания, надо отметить, произносятся без особого риторического пыла, но Путин, по-видимому, считает, что руководитель не должен признавать свои ошибки и заблуждения, по крайней мере, публично. Этот спорный вывод можно сделать, если внимательно изучить развитие неудачной военной реформы: критика Сердюкова началась только после того, как следователями были собраны компрометирующие экс-министра обороны сведения, до этого, несмотря на протесты военных разного уровня, несмотря на отставки, открытые письма и проч., Сердюкова никто не трогал.

Президент Путин очень не любит давления общественного мнения на власть, которое он считает слишком легкой мишенью для политических манипуляций, а потому ожидать, что он так легко откажется поддерживать реформу РАН, было бы нелепо.

К сожалению, даже такое нейтральное мнение может быть в дальнейшем использовано сторонниками реформы как рычаг для воздействия на Путина. Потому что сейчас Путин, желая защитить систему власти, как он ее понимает и чувствует, фактически оказал поддержку реформаторам, а также лишился свободы маневра, т.е. отказаться от этой реформы он теперь не сможет, пока не будет для того достаточных оснований.

Увы, как показывает практика, сбор следователями информации о хищениях и злоупотреблениях занимает слишком много времени, за которое имущество реформируемой сферы растащено, кадры разогнаны, осталось одно пепелище. Так что вовлечение Путина в риторику вокруг реформы РАН было очень умным ходом тех людей, что являются двигателями реформы, а это, напомним, Дмитрий Медведев, Дмитрий Ливанов, Ольга Голодец – фигуры, мягко говоря, отнюдь не бесспорные.

Стоит более подробно остановиться на тех угрозах, что таит в себе реформа РАН. Цели ее изложены в той же статье в «Эксперте»: международный аудит институтов и лабораторий, конкурсное финансирование исследований, ротация кадров и мобильность.

Международный аудит есть вещь крайне умозрительная, потому что, как откровенно признается в письме Дмитрий Ливанов, методологии этой оценки нет. Однако, как сообщил нам анонимный источник в РАН, за два дня до принятия в первом чтении законопроекта Госдумой, директорам институтов были разосланы письма с указанием предоставить информацию о работе подвластных им учреждений.

Стремительность и решительность авторов реформы поражает воображение, ведь даже в реформировании армии был некий фундамент, созданный генералом Макаровым, о котором можно было спорить, с которым можно было не соглашаться. В данной ситуации ничего, кроме желания реформировать, у реформаторов не наблюдается.

Конкурсное финансирование – штука еще более увлекательная, особенно если вспомнить, с какими сложностями столкнулись ученые, когда была введена система конкурсов на поставки оборудования и материалов, и как эту систему потом корректировали: сколько человекочасов было потрачено на эту бессмысленную возню бюрократов и чиновников? К тому же остается вопрос, кто и как определяет победителей конкурсов, и что делать с проигравшими?

Тут мы переходим к самому интересному: к ротации и мобильности кадров.

Ротация кадров есть, по сути, отмена трудового законодательства, когда все работники в принудительном порядке заключают временный трудовой договор. Шаг в сторону – и договор не продлевается. Сотрудники попадают в полную зависимость от руководства, которое, как это часто бывает с руководством, начнет злоупотреблять своей властью. А что будет, если руководителей подразделений РАН обяжут нанимать «эффективных менеджеров», которые будут самым тщательным образом обеспечивать эту самую ротацию?

РАН и так переживает непростые времена смены поколений, испытывая недостаток научных работников самого творческого возраста – 35-50 лет из-за сложного положения науки в 90-е годы прошлого века.

О какой ротации может идти речь, когда в РАН остались пожилые корифеи и молодые ученые, за редкими исключениями? Разогнать тех, кто остался, конечно, мысль интересная. Но откуда взять новых научных работников? Это специфическая категория трудовых ресурсов, их воспроизводство занимает десятилетия, по объявлению в газете «Из рук в руки» доцентов и профессоров не найдешь.

Таким образом, не имея внятных критериев оценки, реформа сведется к ударным статистическим отчетам об уволенных ученых, простите, высвобожденных финансах и имуществе. А на конкурсные заявки будут посажены традиционно бесстыжие «эффективные менеджеры», которые будут направлять финансирование, и без того позорно скудное, в бездонные карманы авторов реформы, которые, отметим, отнюдь не спешат назвать себя в качестве отцов-основателей, справедливо опасаясь большего разгорания общественного недовольства.

Отметим, что Анатолий Чубайс уже выразил поддержку и реформаторам, и реформе РАН. Что может служить необходимым и достаточным доказательством мнения Жореса Алферова о происходящем, как о рейдерском захвате науки.


Мария Соловьева

5 июля 2013   Просмотров: 4 489