«Во едино Малой и Великой России быть». Переяславская рада: трагедия или триумф?

18 января исполняется 360 лет со дня проведения знаменитой Переяславской рады. Юбилей этот на Украине ныне не праздничный. Большинство украинских историков (точнее – называющих себя таковыми) утверждают, что в январе 1654 года в Переяславе имел место коварный обман украинцев Москвой. Дескать, ни о каком воссоединении речь тогда не шла. Гетман Богдан Хмельницкий хотел лишь заключить военный союз против Польши, однако вероломные «москали», воспользовавшись ситуацией, оккупировали Украину и поработили ее. В связи с этим «национально сознательные» авторы говорят о «Переяславской трагедии».

 

Насколько справедлива такая оценка? Попробуем разобраться.

 

Начнем же с того, что в ту эпоху малорусы (или украинцы, если кому-то хочется употреблять это более позднее наименование) совсем не воспринимали случившееся как трагедию. Наоборот, радость и ликование были всеобщими. Достаточно указать на восторг, с каким в малорусских селах и городах встречали ехавших на Раду царских посланцев – боярина Василия Бутурлина, окольничего Ивана Алферьева, думного дьяка Лариона Лопухина.

 

Первым на пути послов лежал небольшой городок Карабутов. За несколько верст до него послов встретили казаки со знаменем. С почетом провели они великороссиян в населенный пункт. В местном храме состоялось торжественное богослужение. Священник провозгласил многолетие и здравие царю всея Руси Алексею Михайловичу, его супруге и детям.

 

«В то время, - писали потом в отчете послы, - были в церкви и многие люди мужеского полу и женского; и видя то, что молили Бога о государском многолетнем здоровье, великою радостью радовались и плакали на радости, чтоб Господь Бог велел им быть под государевою высокою рукою».

 

На следующий день посольство прибыло в другой городок - Красное. И вновь на подъезде их ждали городовой атаман и казаки со знаменем. А непосредственно перед городскими воротами представителей русского царя встретили «священницы в ризах со кресты и с иконами, и со святою водою, и всем городом с великою радостью». Под колокольный звон проследовали посланцы в церковь. Снова состоялось торжественное богослужение. Когда же боярин Бутурлин со свитой вышли из храма, в их честь устроили пальбу из пушек.

 

Третьим на пути был совсем уж небольшой городок Кропивка. Но и там навстречу московским послам выехали городовой атаман и казаки со знаменем. А у самого городка их встречали «священник с церковными причетниками, со кресты и с образы, и с хоруговми, и со святою водою, а казаки и мещане того местечка встретили с хлебами».

 

Ну и так далее. В городок Иваница послы прибыли в третьем часу ночи. Но их все равно ждали – городовой сотник, казаки, священник со всем церковным причтом, жители простого звания. Туда же приехал лохвицкий сотник с письмом к Бутурлину от Богдана Хмельницкого. Сотник сообщил, что гетман «государеву милость сказал полковникам, что государь пожаловал, велел их принять под свою государеву высокую руку; а полковники де и они казаки государской милости все обрадовались, под государеву высокую руку быти рады».

 

Потом были село Городня, город Прилуки, село Девица, местечко Галица. А еще – Быков, Басань, Барышевка, Войтовцы. И везде – торжественные встречи, богослужение, пушечные салюты (в городах) и всеобщая радость. Разумеется, наиболее пышная встреча состоялась при въезде в Переяслав. Казаки «с знаменем и с трубами, и с литаврами». Духовенство «от всех церквей, со кресты и с образы, и с хоруговми, и со святою водою». Простой народ – «всенародное множество с женами и детьми, с великою радостью». Приветственные речи. Колокольный звон. Торжественное богослужение.

 

«Ныне Господь Бог пришествием вашим усердное желание исполнил православия нашего, еже совокупитися во едино Малой и Великой России и быти под единою великодержавною, благочестивого царя восточного крепкою рукою», - говорил послам переяславский протопоп.

 

То же самое, хотя и другими словами, повторил прибывший в Переяслав через день Богдан Хмельницкий. «Якоже древле при великом князе Владимире, также и ныне сродник их, великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович, всея Русии самодержец, призрил на свою государеву отчину Киев и всю Малую Русь милостью своею, - произнес гетман. – Яко орел покрывает гнездо свое, тако и он, государь, изволил нас принять под свою царского величества высокую руку».

 

А на следующий день на Переяславской раде «весь народ возопил: волим под царя восточного, православного!.. Боже утверди, Боже укрепи, чтоб есми во веки вси едино были!».

 

Позднее царские посланцы объезжали Малороссию, принимая у населения присягу. И повсюду народ выражал великую радость по поводу состоявшегося соединения.

 

Был ли здесь какой-то обман? Нет.

 

Изначально договаривались не о военном союзе, а о переходе в подданство. Того же принятия в подданство настойчиво добивался Богдан Хмельницкий с самого начала Освободительной войны 1648-1654 годов. А еще раньше, до Богдана Хмельницкого, о том же просили казацкие гетманы (начиная с Криштофа Косинского), киевские митрополиты (Иов Борецкий, Исайя Копинский) и многие тысячи простых людей, переселявшихся в пределы Русского государства. Воссоединение с Великой Русью, действительно, являлось вековой мечтой малорусского народа.

 

Обманулись ли малорусы в своих надеждах на русского царя? Тоже нет.

 

«Царь ничего не обещал в момент присоединения, зато потом оказался чрезвычайно щедр к новым подданным, - писал замечательный русский историк Николай Ульянов. – Казацкий реестр увеличен был до небывалой цифры 60000 человек; ранговые маетности, наделение казачества землей, войсковое устройство, войсковой суд и обычаи, - все было оставлено по-прежнему… Не было почти ни одной казацкой просьбы, которую бы Москва не удовлетворила, так что даже запорожцы, особенно напоминавшие гетману, дабы он смотрел в оба и не попался впросак при переговорах с боярами – остались довольны».

 

К этому стоит добавить, что в результате воссоединения исчез религиозный гнет, а это для большинства тогдашних малорусов было главным.

 

Может быть, Малороссия проиграла от воссоединения с Великороссией в долгосрочной перспективе? И снова: нет! Кстати сказать, вопрос этот в свое время детально рассматривал видный ученый и общественный деятель, один из лидеров украинского движения Михаил Драгоманов. Он пришел к заключению, что, несмотря на все недостатки Московского царства, «все-таки то царство было определенной организацией общественных сил, к которой присоединилась и наша Украина и которая все-таки выполняла и наши национальные задачи».

Такими «национальными задачами», которые, замечал Драгоманов, украинцы не могли решить самостоятельно, являлись, по его мнению, избавление от вторжений татар и обеспечение выхода к Черному морю. Ученый предлагал представить, какой была бы Украина, если бы не прекратились разорительные татарские набеги за «ясырем», в устьях Днепра и Днестра по-прежнему находились турецкие гарнизоны, не существовало бы черноморских портов и т.д.

 

Вывод Драгоманова однозначен: «Присяга Богдана Хмельницкого царю восточному была актом не только естественным, но и полностью национальным; тем более что ему предшествовала массовая эмиграция украинцев из-под Польши в московские земли, где в короткое время выросла новая Украина, Слободская (с теперешним центром Харьковом)».

 

Исходя из вышеизложенного, не трудно ответить на вопрос, вынесенный в подзаголовок.

 

Переяславская рада – это, безусловно, триумф Малой Руси, триумф малорусов (украинцев), поскольку воссоединение с Великой Русью было их вековой мечтой. Триумф, значение которого не утратило актуальности и сегодня.

 

Украина теперь находится в очень непростой ситуации, изнемогает под грузом проблем. Где выход? А выход – все тот же, подсказанный еще 360 лет назад в Переяславе. И дай нам Бог мудрости, осознать это.

 

Александр Каревин

 

Источник: «Одна Родина»

18 января 2014   Просмотров: 4 597