Ювенальный безпредел в Белоруссии. Где голос Церкви? У православной, отказавшейся получать паспорт, забирают ребенка

7 апреля православные христиане отмечали Благовещение. В этот день в суде Светлогорского района одна из верующих получила не очень благую весть — у нее намерены забрать дочь и передать на воспитание отцу.

Гражданское дело в отношении Дины Быховец по иску ее бывшего супруга Георгия Быховца рассматривалось в суде около месяца и закончилось плачевно в прямом смысле для матери трехлетней Дарьи.



Если человек не смотрит телевизор — значит сектант?

Имя Дины Быховец попало в белорусские СМИ в январе этого года с подачи бывшего мужа, который заявил в милицию об исчезновении 25-летней женщины вместе с дочерью. Причем заголовки пугали доверчивых читателей и рисовали в их воображении ужастики: «Пропала сектантка!», «Пропала женщина с ребенком, состоящая в секте!».

Дина вскоре появилась и объяснила, что никуда не пропала — первое. И ни в какой секте не состоит — второе. А домыслы в интернете появились с подачи бывшего мужа. Да, действительно, она часто посещает храм — православный. Воспитывает ребенка в христианских традициях, что не одобряет бывший муж и даже ее собственные родители.

Для них образ жизни 25-летней женщины выглядит непонятным. Мол, как так? Молодая женщина отказалась от паспорта, не пользуется мобильником, социальными сетями, не смотрит телевизор. Чему она может научить своего ребенка? Отец трехлетней Дарьи бросился в суд — написал исковое заявление об определении места жительства дочки с ним.

Вопрос на суде ставился так: может ли молодая женщина, не имеющая паспорта, достойно содержать и воспитывать дочь?

Положительный ответ Дина подкрепила рядом документов: распиской от жительницы Светлогорска, которая безвозмездно предоставляет молодой женщине с ребенком благоустроенную комнату для проживания, гарантийным письмом от директора ООО «Светлогорские перевозки», который выразил готовность хоть завтра трудоустроить свою землячку. Также были расписки от единоверцев, которые согласились материально помогать молодой матери.

Дина просила приобщить к материалам дела также копию её диплома о высшем педагогическом образовании — это к вопросу о том, почему ребенок не посещает детский сад. Молодая мать вполне могла бы сама справиться с дошкольным образованием дочки, тем более что посещение детского сада — не обязанность.

Был приобщен к делу и акт обследования частного дома, в котором сейчас живет Дина с Дашей, согласно которому органы опеки пришли к выводу, что у ребенка есть все условия для полноценной жизни — мебель, одежда по сезону, игрушки по возрасту, необходимое питание.

Отец Даши протестовал против приобщения к делу расписки о безвозмездном предоставлении жилья. «Я протестую! Как в наше время человек может безвозмездно предоставить комнату? Я не понимаю! Непонятно!», — бурно отреагировал молодой мужчина.

Расписку отклонили — мол, подпись данной гражданки, пусть и доброй души, не удостоверена.

Дина просила принять во внимание и письмо из Московского патриархата — ответ на её обращение. Там говорилось, в частности, что Православная церковь призывает власти не дискриминировать верующих из-за отсутствия у них паспортов.



Но письмо за подписью председателя отдела Московского патриархата по взаимоотношениям церкви и общества протоиерея Всеволода Чаплина судья Галина Свидунович также отказалась приобщить к делу.

Высказываясь на суде, Дина подчеркнула, что близкие родственники преследуют ее за религиозные убеждения. Свобода совести — одно из фундаментальных прав человека, гарантированная белорусской Конституцией.

По словам молодой матери, у Даши есть всё необходимое, а отец ребенка — ранее судим, не имеет жилья в собственности, злоупотребляет спиртными напитками, несдержан, агрессивен, выражается нецензурно даже в присутствии девочки.

Первым делом — документ, потом — человек

Представители органов опеки, выступавшие на суде, заметили, что «дочь Дарью мать приобщает к своему видению мира». Но жизнь без паспорта — административное правонарушение. А тем, что молодая мать живет у добрых людей, не оформив это юридически — нарушает права своей несовершеннолетней дочери. Поступил упрек и насчет непосещения детского сада.

Отец девочки на суде заявил, что поселит дочь в квартире своего отца, дедушки Дарьи. Георгий гарантировал, что у него дочь будет ходить в садик, общаться со сверстниками и так далее. Опека высказалась, что «считает возможным определить место жительства Дарьи по месту жительства отца».

Судью Галину Свидунович интересовало, как часто посещал Георгий свою дочь?

«В последний раз — видел её около пятнадцати минут. Так мало — из-за присутствия данных людей. Мы не можем сойтись с ними во мнениях по религиозному движению. Вся эта бижутерия у них на стенах — ну это их проблемы, но я не могу там находиться!», — объяснялся молодой отец.

Он заявил бывшей жене, что ему не понравилось, как выглядел ребенок: «В длинной юбке, неряшливая какая-то». «Как мать она любит дочь, но что она её под свою веру подстраивает!», — возмутился Георгий.

Дина парировала, что приехавшие с бывшим мужем бабушка и дедушка устроили скандал, в ход пошла и нецензурная брань, поэтому она и не пустила их в дом. Молодая женщина напомнила, что когда она жила у родителей, то никому — ни мужу, ни его родне Даша особо не была нужна. Брат бывшего мужа возмутился: «Мы же приезжали на каждый день рождения Даши! А что нам было — каждые выходные ездить?!»

Когда судья удалилась для принятия решения, в зале опять началась перебранка. Досталось и правозащитнику, который помогал Дине, и присутствующим журналистам, на которых набросились родственники Георгия.

«Чего вы ее защищаете? Сколько вам заплатили? Зачем вам Дина?», — кричала группа поддержки Георгия. Они дошли до того, что упрекали журналистов в измене Родине, мол, «в случае военных действий пойдете на другую сторону служить».

Брат мужа поучал молодую женщину: «Твоя вся проблема в том, что бегала от мужа, а надо было терпеть, вот и всё! Верой сыт не будешь!» Его жена возмущалась: «Нет, я не понимаю! Я вот тоже бываю в церкви — свечку поставлю, да и всё! Зачем всё это вот?!»

Судья вынесла решение — определить место жительства Дарьи у отца. «Отцом созданы более благоприятные условия для содержания ребенка», — пояснила судья, добавив, что ни в коем случае суд не хотел ущемить религиозные права Дины.



«Решение суда не отвечает не только интересам ответчицы, но и ее ребенка. Девочка три года жила с матерью, и не жила в других условиях, но опека решила, что ей будет лучше у отца, который редко посещал дочь. По паспорту — Православная церковь тоже высказала свою позицию, что гражданин не может быть дискриминирован, если он отказывается от идентификационного номера в паспорте», — прокомментировал гражданский активист Игорь Песиков, который отказывал Дине Буховец юридическую помощь.

«Это дискриминация, меня притесняют, я ребенка воспитываю в христианских традициях, и тут нарушены мои конституционные права. Бывший муж категорически против церкви, вот и возник конфликт. Он о дочери никогда не заботился. Три раза за полтора года только виделся с ребенком, своего жилья нет. Я боюсь за жизнь и здоровье дочери, так как он вспыльчив и агрессивен, пьёт», — высказалась после суда Дина.

Молодая женщина намерена обжаловать решение суда в вышестоящей инстанции.

«В обществе наркомания, пьянство, а органы опеки преследуют верующих»

Семья Дины Буховец — не единственная в Светлогорске православная семья, имеющая проблемы с государством из-за отказа получать паспорта. Так, семью Олега и Валентины Чеботарёвых органы опеки поставили на учет как социально-опасную. По словам родителей пятилетней Ольги и шестилетней Анастасии, им угрожают лишением родительских прав.



«У нас проблема, чтобы дочку взяли в школу, потому что нужно свидетельство о рождении ребенка. А так как мы отказались от номера паспорта, который нам ставят незаконно, то отказались и от номера в свидетельстве. Многие наши мамы, а таких у нас семей двадцать, тоже отказались от этих номеров, которые присвоили детям. Наше мнение никто не принимает во внимание. Многие христиане тоже хотели бы отказаться от номеров в паспорте, но видят, что с нами творят власти, и боятся. Нельзя не принимать во внимание мнение Православной церкви. Мы законопослушные граждане. Единственная наша проблема — мы не хотим быть Освенцимом, не хотим принимать номера. Биометрические паспорта, чипы — это будущее. Кто за то, что тоталитаризм будет в нашей стране, во всем мире? Мы — против. Мы не получали ни детское пособие, ничего. Министерство социальной защиты нам ответило — вы выбрали такой путь, идите, мы от вас ничего не требуем. А сейчас у нас хотят забрать детей. Мы же не пьющие, не курящие, у нас дома всё в порядке, у нас всё есть. Говорят — давайте психику вам проверим», — рассказали «социально-опасные» супруги.

Олег и Валентина подчеркивают, что когда их «наградили» статусом «социально-опасных», они предлагали педагогам побеседовать с их девочками, посмотреть, как они рисуют, читают, насколько они развиты, общительны. «А они говорят — нас это не интересует. Нас интересует, что у вас нет документов. У нас есть указание, мол», — удивляется Олег.



«К чему мы идем? У нас в обществе наркомания, пьянство, дети курят, суициды среди подростков — а органы опеки преследуют нас, верующих», — говорят Чеботарёвы.

Им непонятны упреки органов опеки об отсутствии в доме телевизора. «Говорят нам, мол, а как же дети будут развиваться без телевизора? Почему телевизор, на основании какого закона он стал необходимостью?», — задается вопросом Олег.

Действия местных чиновников беспаспортные православные считают гонениями на религиозной почве.

Часть православных отказывается от получения паспортов, так как не могут согласиться, что «Богом данное нам во Святом Крещении имя святого покровителя было заменено на номер — «личный код».

«С серпом и молотом брали…»

В январе 2015 года у митрополита Минского и Заславского Павла на пресс-конференции спросили, какую работу проводит экзархат с теми, кто отказывается от паспортов, с активистами движение против идентификационных номеров?

«Это они с нами проводят работу (смеется), пытаются нас убедить. К сожалению, здесь бушуют страсти. Неоднократно встречался с такими людьми. Смутило их отношение к этому вопросу и форма выражения их мыслей. Посещая приходы в Могилевской епархии, обратил внимание, что куда ни приеду, вижу одни и те же лица. Как будто они за мной ездят и на каждом приходе задают одни и те же вопросы. Причем все кричат, высказывают свое мнение, но меня не слышат, пытаются переубедить. Приезжала делегация и в Минск, принимал их в своем кабинете. Не слышат», — высказался митрополит.

Он обратил внимание, что у новомучеников, которые находились в лагерях, были наколоты номера. «Что, разве после этого они не святые?! Или разве, подходя к Чаше, они говорили: «Причащается раб божий номер такой-то?» Есть категория людей, и это уже их образ жизни, которым присуще стремление протестовать, заявлять о себе. Как говорил покойный патриарх Алексий, с серпом и молотом брали паспорт, а с Георгием Победоносцем не берут. Что за христиане такие?», — прокомментировал глава БПЦ.

https://naviny.by/rubrics/society/2015/04/08/ic_articles_116_188635/
8 апреля 2015   Просмотров: 5 629   
8 апреля 2015 22:07

Он отец ребенка и тоже имеет все права. А мамаша тоже не сахар зачем выходить замуж пусть и бывшего зека? значит оба виноваты.

  Жалоба      1
9 апреля 2015 01:31

Ужас.Правильно старци не благословляли замуж выходить.

  Жалоба      2
6 мая 2015 14:25

Цитата: M.PAVLOV
Он отец ребенка и тоже имеет все права. А мамаша тоже не сахар зачем выходить замуж пусть и бывшего зека? значит оба виноваты.
ну он же настоящий мужчина, (можно и замуж выйти) хоть и не верующий. А если серьезно нельзя сочетаться с неправославным человеком, но многие женщины вынергивают слова из контекста, о том как супруг освящается др супругом, вот и получаются такие ситуации.

  Жалоба      3
-->