Ситуация в Министерстве внутренних дел РФ и деградация системы госуправления

altМинистр внутренних дел Р.Нургалиев в конце сентября с.г. сообщил, что только за этот месяц были возбуждены уголовные дела против 256 сотрудников милиции, совершивших должностные преступления, и 59 взяточников.


Официальный представитель Департамента собственной безопасности (ДСБ) МВД России Л.Лагуткина отметила, что преступность среди правоохранителей увеличилась в 2009 году на 16% по сравнению с прошлым годом. Выявлено 69,1 тыс. преступлений - в большей части это взяточники (502 уголовных дела) и «специалисты широкого профиля», подпадающие под статьи с туманными формулировками «превышение должностных полномочий» (850), «злоупотребление полномочиями» (445).


Дисциплинарные взыскания возложены на 65307 сотрудников – прирост на 16% относительно 2008 года.
Характерны опережающие темпы роста числа уголовных дел против руководящих кадров - 22% (более 6,5 тыс. эпизодов).
При этом ДСБ пытается выглядеть победителем в проигранной битве: мол, в действительности, не милицейских преступников стало больше, а работа улучшилась.


Р.Нургалиев возглавляет министерство шестой год. Он предпочитает держаться подальше от «подковерных игр», поскольку от рождения не приспособлен к закрученным интригам. Зато с наивным простодушием глубокого провинциала, непонятно за какие заслуги выбившегося в «большие люди», часто эпатирует публику предложениями вроде оснащения велосипедов номерами, как у автомашин, или планами искоренить коррупцию в своем ведомстве в течение месяца.
Обнажившееся за последние несколько месяцев до неприличия разложение милицейской структуры нельзя сводить к бесконечной сумме «эксцессов». Оно является системным, зеркальным отражением развивающихся негативных процессов в стране.
Одна из важнейших, если не ключевых причин такого положения – практически полная бесконтрольность правоохранителей, которые в минимальной степени зависят от местных (да и федеральных) властей, и тем более от гражданского общества. На смену судебному контролю и прокурорскому надзору пришло «триединство» милицейских чинов, судей и прокуроров, которые все вопросы решают полюбовно. В Госдуме при рассмотрении вопросов и законопроектов, относящихся к коренной перекройке деятельности МВД, превалируют ведомственные лоббисты.
В советские времена милиция находилась под контролем КГБ СССР, а правоохранительная система в целом - отдела административных органов ЦК КПСС, имевшего свою всесоюзную «вертикаль».


Учитывая масштабы деградации МВД РФ, Следственного комитета, ФСИН и ряда других ведомств, воссоздание аналогичной контролирующей структуры с прямой подчиненностью президентским органам не просто необходимо, оно давно перезрело. Внешней опорой такой структуры должны стать организации гражданского общества.


Коррупционное перерождение и криминализация правоохранительных органов представляет угрозу безопасности государства, пожалуй, большую, чем наркопреступность, внепарламентская оппозиция или мифическая внешняя военная агрессия.


Р.Нургалиев как-то пооткровенничал: «Хочу высказать мысль, которую кто-то, может быть, сочтет банальной, но от этого она не становится неправдой. Милиция - это часть нашего общества, люди там не с другой планеты. Поэтому все проблемы, все пороки общества в той или иной степени присутствуют и в милицейских коллективах. К сожалению, это данность. Тем не менее, в случае пьянства сотрудников органов внутренних дел никаких мер убеждения быть не может. Пьяниц в погонах будем не воспитывать, а карать. Равно как и их начальников по командной цепочке. И никаких оправданий: начальник по уставу несет ответственность за действия подчиненного». [Поразительна узость мышления руководителя с практически неограниченными полномочиями, который сводит анализ системной проблемы к одной, даже не самой важной ее составляющей].
Логично предположить, что министр как главный «начальник по командной цепочке» должен был бы начать с себя, однако даже намека на возможную отставку по причине очевидной неспособности управлять огромной репрессивной машиной от него не ни разу не последовало. Ни после Беслана, ни тем более после дела майора Евсюкова и покатившихся за ним, как снежный ком по всей территории России, схожих преступлений.
Так что неприкрытый вызов милиции обществу останется фактом до тех пор, пока реальной функцией МВД останется создание комфортных условий для существования правящего класса, а не простых граждан.


Именно смещение акцентов в деятельности милиции в сторону обеспечения безопасности режима привело к ее политизации, агрессивно-жесткому использованию для нейтрализации публичных мероприятий, «сопровождения» избирательных кампаний всех уровней, составления информационных досье на «неблагонадежных» и сбора компромата на наиболее активных представителей оппозиции и различные общественные организации, включая профсоюзные. Центры противодействия экстремизму, образованные на базе упраздненных управлений по борьбе с оргпреступностью, действуют на всей российской территории. МВД по многим позициям начинает занимать нишу ФСБ. [Кстати, на этой почве в перспективе может возродиться противостояние между двумя ведомствами в духе времен Ю.Андропова и Н.Щелокова].


В попытках перехватить инициативу «хранители покоя граждан» начали кампанию по обвинению самих этих граждан в клеветнических нападках на милицию, делая упор на то, что разоблачение массовых правонарушений и преступлений сотрудников затрудняет-де выполнение служебного долга и подрывает доверие общества. Видимо, забыв, что это доверие, согласно данным социологических опросов, упало на самый низкий уровень за все время существования новой России. По данным различных социологических опросов, лишь 9% граждан доверяют милиции, более 90% не испытывают к ней доверия, более 80% считают ее абсолютно коррумпированной.


В 90-е годы развал правоохранительной сферы, как и многих других, спровоцировал массовые увольнения высококвалифицированных сотрудников. Сформировать новое профессиональное ядро во многих подразделениях фактически невозможно вследствие непрерывной ротации кадров (средний срок службы составляет 3-4 года).


Работники правоохранительных органов находятся в полной зависимости от руководства, их права, в т.ч. на адекватную компенсацию труда, практически не защищены. [Об этом, в числе прочего, сообщил в видеообращении к В.Путину новороссийский майор милиции А.Дымовский, который, по некоторым данным, уже уволен со службы].


Оценка эффективности борьбы с преступностью производится на основании количественных данных: соотношение раскрытых и зарегистрированных преступлений. Отсюдаalt
стремление обеспечить высокие показатели любыми средствами, в т.ч. противозаконными (унижения, провокации, фальсификации, пытки т.п.), что стало повседневной практикой.
С точки зрения обеспечения порядка и защиты граждан можно выделить ряд проблем, без решения которых невозможно качественное реформирование правоохранительных органов.


1. Низкий профессионализм сотрудников, в особенности милиции.
2. Дефицит материально-технических ресурсов, не позволяющий организовать деятельность на уровне, соответствующем современным представлениям о стандартах правоохранительной службы в демократическом государстве.
3. Неадекватная социальной действительности, неэффективная система управления, стимулирующая коррупцию, препятствующая развитию правоохранительной деятельности и воспроизводящая практику нарушений прав человека.

***

Комплекс взаимосвязанных проблем внутри и вокруг МВД в сочетании с отсутствием политической воли к их решению, отсутствием четкого понимания целей и задач реформирования представляют все большую угрозу обществу, создают предпосылки для трансформации этого ведомства в неуправляемую, хорошо вооруженную и обученную структуру.


Милиция пытается удерживать обывателя в постоянном страхе, причем не столько ради «интересов государства», сколько ради собственной корысти.
Объективно глава МВД РФ стал жертвой собственной системы - волна преступлений только последнего времени фактически лишила его возможности принимать кадровые решения. Приказы Р.Нургалиева просто игнорируются теми, кого они касаются, как это произошло, например, в Туве. Не случайно, отставки многих высокопоставленных милицейских чинов приходится инициировать лично президенту.


Вместе с тем создается впечатление, что и Дм.Медведев не ощущает адекватной ответственности за министра и принципы работы МВД. Отдельные всплески гнева, наподобие увольнения начальника ГУВД Москвы после расстрела в супермаркете «Остров», не находят логичного продолжения в виде четкой постановки задачи радикальной перестройки деятельности министерства, причем не в форме абстрактных рассуждений и намерений, а конкретных планов и сроков.


Такое благодушие главы государства отражает и порочность системы госуправления в целом, когда исполнители не слишком беспокоятся о реализации данных поручений.
Милиция – лишь органичная часть режима, поставившего себя над законом.
Пока этот постулат не будет опровергнут самой властью надеяться на позитивные перемены в правоохранительной сфере не приходится.

17 ноября 2009   Просмотров: 3 579