За стенами Евросоюза, или Протоколы ЕС-овских мудрецов

altЛиссабонский договор подрывает сами основы западной идеи правового государства. Одновременно сходят на нет социальные завоевания, закрепленные в законодательстве ведущих государств Европы в середине ХХ века. Право на труд, как это было зафиксировано во Всеобщей декларации прав 1948 года, в Хартии фундаментальных прав Лиссабонского договора, даже не декларируется. Соответственно аннулируется и право человека на «справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи». Зато впервые в истории Хартия признает «свободу предпринимательства» и закрепляет, можно сказать, режим «глобального капитализма» с его пятью фундаментальными «свободами» (свобода учреждения предприятия, свобода передвижения товаров, услуг, капиталов и людей), детально изложенными в Лиссабонском договоре.

На первом месте – свободная конкуренция, либеральная экономика, прибыль, плохо сочетаемые с социальными нормами, закрепленными в законодательствах европейских стран полвека назад. По мере приближения 20-летия уничтожения СССР социальные маски начинают сбрасывать. В старой Европе сделать это не столь просто – слишком сильна инерция былых завоеваний профсоюзов, и тот же Саркози пока безуспешно пытается дотянуть 35-часовую рабочую неделю французов до 40-часовой американской. Зато можно отыграться за счет Восточной Европы и других стран «второго сорта». Так, Лиссабонский договор законодательно фиксирует практику демпинговых зарплат для выходцев из стран бывшего соцлагеря и стран «третьего мира». В договоре закрепляется «принцип страны происхождения» – губительный для национальных экономик и аморальный по сути. Этот принцип позволяет иностранным предприятиям осуществлять работу в странах Евросоюза на условиях оплаты работников с учетом компенсации за труд, принятой в стране, откуда они приехали. Выходцы из Польши, Украины, Турции в той же Германии работают за зарплаты, в несколько раз меньшие, чем получали бы за аналогичный труд немцы. «Второсортные» в Европе работники теперь уже «на законных основаниях» лишены и тех обязательных социальных гарантий, без которых предприниматель пока еще не может взять на работу «коренного» рабочего.

Принцип социального государства (в соответствии с которым экономическая жизнь общества определяется не только эффективностью производств, но и социальными критериями, начисто отброшен в Лиссабонском договоре. Со вступлением в силу Договора (Саркози обещал это к 1 декабря) обязательной становится и антидемократическая Хартия фундаментальных прав Евросоюза.

Надо ли говорить, что российским олигархам идеи Лиссабонского договора, освобождающие бизнес от остатков социальной ответственности, придутся по вкусу. Аналогичные идеи пробивают себе дорогу через другие структуры «нового мирового порядка» - Международный валютный фонд, Мировой банк, Европейский банк реконструкции и развития... Теперь в этот ряд встанет и реформированный Евросоюз.

Пока российский официоз отмалчивается или отпускает комплименты давним геополитическим противникам, Запад бурлит. Жан-Мишель Верноше (Jean Michel Vernochet), видный французский публицист, эксперт, долгое время проработавший во французском оборонном ведомстве, в интервью аналитическому порталу Geopolintel рассматривает новую геополитическую диспозицию как крайне невыгодную для России. Рассуждения француза вторят тому, что многим, за вычетом российской элиты, понятно давно и хорошо. Реформирование Евросоюза означает создание наднациональной структуры – диспетчера, игнорирующего пульты управления суверенных национальных государств. Изначально предполагалось, что Евросоюз будет правомочен действовать лишь в тех сферах, где он получил на то специальное разрешение (принцип единичной ограниченной лицензии). Лиссабонский договор позволяет Брюсселю действовать без согласия национальных парламентов. Договор, таким образом, выбивает управленческие функции из рук национальных государств, дает Евросоюзу полномочия не только, к примеру, учреждать налоги, но и пересматривать сам Лиссабонский договор.

Внешняя политика Евросоюза давно регулируется стратегией атлантизма. Сейчас завершается «сателлизация» Европы; идёт расширение внутреннего рынка (50% экономики США тоже завязаны на Европу), создаётся «базовая платформа для стратегического наступления на Кавказ и Центральную Азию. Отмечая неизменность англосаксонской стратегии «расширения на Восток», Ж.М.Верноше пишет: «Эта новая большая игра не может замышляться без Европы. Разве Пентагон не заложил на территории Косова, ставшего независимым благодаря политике США, крупнейшую из ныне существующих военный баз – лагерь Бондстил? А это лишь одна из тыловых баз быстрого развертывания, которые обустроены в Испании, Италии и главным образом в Турции, играющей особую роль для театра военных действий в Афганистане и Ираке, а завтра, возможно, на Кавказе и в Иране». В таком контексте, по мнению француза, необходимо укрощение амбиций «старой Европы» с очевидной целью установить американскую «зону контроля на геостратегическом пространстве, опоясывающем одновременно Россию и Китай».

Ж.М.Верноше считает, что радость по поводу решения американской администрации не размещать системы ПРО в Польше и Чехословакии была преждевременной. «Если к 2012alt
году противоракетные системы-перехватчики на военных кораблях класса AEgis переместят в Балтийское море, это будет что-то вроде европейской войны в Заливе, - говорит французский эксперт. - Веселенькая перспектива для Европы как поля битвы в будущей войне ракет против ракет…»

А тем временем российские парламентарии бравурно сообщают с телеэкранов о продлении до десяти лет загранпаспортов, облегчающих путешествия по Европе, газеты бросились угадывать, кто же станет президентом Евросоюза или министром иностранных дел. Вопрос, конечно, интересный, но не слишком существенный, учитывая, что стратегия евроатлантистов по отношению к России определена и выбор руководителей ЕС будет жестко ей подчинён.

19 ноября открылся чрезвычайный саммит ЕС, по итогам которого европейцы узнают, кого всё-таки назовут президентом Евросоюза глобальные манипуляторы.

В качестве кандидата на эту роль вновь всплыла фигура Тони Блэра, одно время считавшегося выбывшим из президентской гонки. Не зря, наверное, пару лет назад лидер лейбористов перешел в католичество и зачастил в Ватикан, который является одним из главных участников проекта «единого мирового правительства». Соответственно провисла кандидатура Дэвида Милибэнда на пост министра иностранных дел ЕС – двум британцам Евросоюзом не заправлять. Проталкивали на роль министра иностранных дел Массимо д’Алема. Итальяца поддержали европейские социалисты. Оппоненты предрекли ему провал из-за «коммунистического прошлого». Массимо д’Алема действительно возглавлял Итальянскую компартию и успешно ее развалил, создав лево-центристскую коалицию в поисках «третьего пути». В его покровителях числится Г.Киссинджер.

Сегодня термин «новый мировой порядок», трактуемый в положительном ключе «взаимозависимости» и «мировой интеграции экономик», открыто превозносится в газетах и с телеэкранов, подтверждая торжество циничных идей фабианца Герберта Уэллса об уничтожении христианской цивилизации и национального суверенитета ради построения «экономического мирового государства» с помощью технологии «открытого заговора». Стратегия «открытого заговора», по Уэллсу, должна осуществляться «интеллектуальным меньшинством» «мировых менеджеров» из числа «состоятельных людей». Это проект свержения существующих правительств не через восстания, а через умение их «пересидеть», постепенно сводя их функции к нулю.

Одна из «групп мудрецов», созданных для рассмотрения поправок к Европейской конституции и более известная как «группа Амато» (по имени Джулиано Амато), как раз разрабатывала методы, с помощью которых радетелям «единого экономического государства» удастся «пересидеть» глав суверенных стран, отменив их функции. Джулиано Амато – поборник «фабианского социализма», англофил, завсегдатай Бильдербергского клуба, аналитик мозгового центра со штаб-квартирой в Брюсселе - подходящая креатура для проталкивания идей «глобального управления» в Европу. В своё время его приметил всё тот же Генри Киссинджер. Занявшись перелицовкой отвергнутой европейцами Конституции под невинным названием Лиссабонского договора, Джулиано Амато вполне справился с этой с деликатной задачей: не без его советов удалось-таки подсунуть европейцам то, от чего они уже не раз отказывались. Как удалось? Очень просто. Руководитель «группы мудрецов» публично заявил, что документ (Лиссабонский договор) окажется «нечитаемым», а будучи таковым, он «не будет воспринят как Констит

20 ноября 2009 Просмотров: 4 599