Невменяемые. Иерей Александр Шумский

altО «малом народе», протоиерее Александре Мене и его последователях …


В своё время выдающийся русский математик Игорь Ростиславович Шафаревич ввел в науку понятие «малый народ», на мой взгляд, в высшей степени удачное. Тогда на Шафаревича набросились либералы-диссиденты, обвинившие его в антисемитизме, поскольку, по их мнению, под «малым народом» Шафаревич подразумевал исключительно евреев, хотя сам Игорь Ростиславович спокойно и внятно объяснил, что в это понятие могут входить люди самых разных национальностей, в том числе и русские. Он доказал, что объединяет «малый народ» не кровь, а патологическое стремление всегда быть против большого народа, против порядка и традиций, выработанных эти народом в течение веков.

Нападки на Шафаревича лишь убедительно подтвердили, что в составе «малого народа» присутствуют также и евреи. Сегодня мы наблюдаем, что «малый народ» действительно многонационален. Самые разные этнические элементы вошли в его состав и пытаются окончательно навязать свою волю и стиль жизни большинству нашего общества.

Конфликт между малым и большим народами всегда приводил к жестокому и кровавому столкновению. Отсюда и нарастающая в последнее время тревога. «Малый народ», он хоть и малый, но очень активный. Этой активностью он компенсирует свою малочисленность. Пока большой народ неторопливо протирает свои сонные глаза, малый уже успевает везде «пометить» его большую территорию.

Есть представители «малого народа» и в Церкви. Мне уже неоднократно приходилось писать о них. В частности, в статьях «Высокомерие убивает понимание», «Советский вопрос и церковная революция» и др. Ярчайшим представителем «малого народа» в Церкви был протоиерей Александр Мень, зверски убитый в 1990 году. Этот, несомненно, талантливый человек, безусловно, является одним из главных отцов основателей современного неообновленчества.

Впервые я услышал проповедь-лекцию отца Александра в клубе на Красной Пресне, незадолго до его гибели. Эта лекция произвела на меня неприятное впечатление. Меньше всего отец Александр был похож по своей манере на священника. Стоило закрыть глаза и казалось, что говорит не православный батюшка, а профессиональный лектор из общества «Знание», надевший на себя рясу с крестом. Один из слушателей после лекции непроизвольно задал вопрос: «А в Бога-то он верит?»

 У протоиерея Александра Меня можно выделить две, на первый взгляд несовместимые, идеи. Первая - Церковь включает в себя всё, что нравится отцу Александру. Разве что колдовской культ вуду туда не вошел. И получается, что Господь наш Иисус Христос совершенно «необязателен» для спасения. Учение отца Александра тяготеет к несторианской ереси, сущность которой заключается в растворении Церкви в стихии мира. Вторая идея - двойная богоизбранность евреев, ветхозаветная и новозаветная. У отца Александра выходит, что евреи в новозаветной Церкви имеют особую миссию, т.е. они не такие как все прочие христиане. Вот и получается парадокс - с одной стороны Церковь лишается своей церковной ограды и мусор всего мира сметается меневской метлой к её алтарю, а с другой - солью Церкви оказываются исключительно соплеменники отца Александра. Ложная вселенскость и подлинная местечковость в одном флаконе - вот суть учения протоиерея Александра Меня. И не стоило бы разбирать его идеи, если бы он не был православным священником. Ничего нового и интересного в учении отца Александра нет.

Нечто подобное проповедовали представители «малого народа» во все времена, начиная с гностиков и кончая серебряным веком. Например, в XIX веке жил протоиерей Герасим Павский, один из директоров «Библейского общества», считавший, что Церковь объемлет все исповедания. Он полагал, что православный священник ничем не отличается от лютеранского пастора. Среди «продвинутых» христиан того времени была также популярна идея создания храма в Москве с тремя отделами - для православных, католиков и лютеран. Протоиерей Александр Мень все эти идеи «творчески» развил и дополнил. Когда говорят, что благодаря отцу Александру воцерковились многие заблудшие интеллигенты, то я задаю вопрос: а хорошо ли это? Что это дало Церкви, кроме дополнительного взрывчатого вещества, называемого церковным диссидентством? Да, они вошли в Церковь, но едва освоившись в Ней, начали тут же охаивать традиции большого церковного народа. Так лучше бы не воцерковлялись вовсе! Поразительна самоуверенность его последователей. Они, как впрочем, все представители «малого народа», как представители сектантского образа мышления, абсолютно невменяемы. Мне приходилось с ними беседовать. Это оказалось совершенно бесполезно. Для меневцев ни Евангелие, ни святые отцы не являются авторитетом. Они признают только книги своего убиенного учителя.

Что же касается ужасной смерти протоирея Александра Меня, то, конечно, она вызывает сочувствие, как говорится, такого конца и врагу не пожелаешь. Но, к сожалению, невменяемые поклонники убитого священника, сделали всё, чтобы отравить наше христианское чувство сострадания. Буквально на следующий день после убийства, они стали обвинять в этом «русских экстремистов-антисемитов». Позже следствие не только не подтвердило эту гнуснейшую клевету, но и пришло к выводу о чисто уголовной причине убийства, ни с какой идеологией не связанной. И хоть бы кто-нибудь извинился! Но чему же тут удивляться, ведь невменяемость «малого народа» всегда сочетается с его вопиющей наглостью.

Вместе с тем, я продолжаю сочувствовать отцу Александру Меню. Какая незавидная судьба! Ортодоксальные евреи считают его предателем своего народа, а большинство православных христиан - отступником от Христовой Церкви. Впрочем, близко знавшие отца Александра говорят о его искренности. Проявил он и несомненное мужество в момент злодейского убийства. Поэтому помолимся за его бессмертную душу.

 

Иерей Александр Шумский
8 сентября 2010   Просмотров: 13 635