Страсти по Содому: по ком президенты плачут

Всероссийский траур по клиентам ночного клуба – яркое проявление «коллективного бессознательного» российской элиты, как вполне сформированной и адекватной коллективной личности. Рабочие СШГЭС траура не удостоились – «черная кость», «быдло»… Две реальности – два народа……  

altУстами младенцев глаголет истина. Поглядев по телевизору на страсти по жертвам пожара в ночном клубе, девочка спросила маму: «а почему президент объявил по ним траур? Ведь по сотрудникам гидростанции траура не объявили, а они погибли на работе. А эти были спьяну и обкуренные…» 

И действительно, почему жизни одних граждан нашей власти и СМИ дороже и значимее, чем жизни других? Почему, к примеру, жизнь пассажиров авиарейса оценивается в сотню раз дороже, чем пассажиров рейсового автобуса? Ведь, по представлениям всех мировых религий и нормам права, жизнь человека имеет высшую ценность, независимо от возраста, богатства и прочих обстоятельств. Перед Богом равны все. А в реальности? 

Строго говоря, всенародное оплакивание завсегдатаев сомнительных заведений, погибших буквально в пьяном угаре – не лучшая идея. Не только по канонам традиционной морали, но и с точки зрения имиджа власти. Особенно – на контрасте с другими катастрофами, другими жертвами и другими смертями, количество которых пугающе растет. 

Социальный портрет посетителей «клубных» заведений очевиден для каждого. «Ночные клубы» и аналогичные притоны это в первую очередь - проститутки, «непрофессионалки» и их клиентура. Во вторую – наркоманы и наркоторговцы, толкающие свой товар. В третью – игроманы и шулера всех сортов и видов. Плюс гомики и лесбиянки, находящие себе подобных именно в этих заведениях. В лучшем случае – люди с избыточным достатком, находящие удовольствие проводить время среди субкриминального контингента. Вменяемый и уважающий себя человек в такое место просто не пойдет – даже при наличии лишних денег. А ведь у большинства граждан страны лишних денег просто нет и не ожидается. 

Откройте Библию: клуб в Перми – это те же самые Содом и Гоморра, сожженные огнем за грехи и гордыню, переполнившие чашу божественного терпения. 

altС этой точки зрения, акцентированная скорбь по посетителям притона – плевок в лицо моральному большинству россиян, ежедневно и ежечасно унижаемых и убиваемых и коррупцией, нищетой и преступностью. В том числе – «клубными» персонажами. 

Возможны возражения: мол, в Перми погибло больше ста человек, а в «Гидрочернобыле» - «всего» 80. Тем не менее, 80 погибших на СШГЭС - это нижняя цифра, учитывающая железно подтвержденные смерти. Но есть и более важная сторона. Задумайтесь – а все ли посетители притона достойны звания человека? Не скрою: как и большинство вменяемых людей, я проституток, наркодилеров и преступников за людей не считаю. Число погибших организмов и число погибших людей - цифры несовпадающие. В лучшем случае, сгоревший в притоне контингент можно зачислить в невольных самоубийц, скорбеть по которым – значит насаждать порок. 

Всероссийский траур по пермскому Содому - очевидный момент истины, выдающий ценностные и социальные предпочтения российской элиты – от СМИ до президента, для которых контингент гадюшника ближе и понятнее, чем слесаря и ремонтники ГЭС. Очевидный психологический факт: сочувствовать можно только тому, кто тебе внутренне близок и понятен. Очевидно, что отличия завсегдатаев Куршевелей и «элитных» тусовок от жертв Пермского Содома носят скорее количественный характер – отсюда и неподдельная социальная солидарность. Наша элита не так плоха, она действительно сочувствует и помогает бедным – бедным проституткам, бедным преступникам, бедным наркоманам… Но никак не бедным слесарям и бедным ученым. Сочувствие, как и равнодушие, трудно, почти невозможно скрыть – они проявляются на уровне рефлексов. 

Явлением подобного порядка был сравнительно недавний отказ Валентины Матвиенко присудить звание почетного гражданина города всемирно известному хирургу академику Федору Углову, когда тому было уже за сто лет. Один из старейших и заслуженных ленинградцев академик Углов умер, так и не дождавшись губернаторских лавров. Между тем, лавры были розданы – почетным гражданином стал Гус Хиддинк. Ничего личного: академик Углов и Валентина Матвиенко с Гусом Хиддинком и Ксюшей Собчак существуют в разных вселенных. К чему скорбеть по инопланетянам? 

Аналогично, российские власти сначала 10 лет не замечали вымирания россиян, а когда заметили – то решили, не прекращая геноцида, «заместить» граждан страны «трудолюбивыми мигрантами». 

Представьте ситуацию: убит человек. Но вместо того, чтобы искать убийцу и поддержать сирот, власти прописывают в квартиру убитого иностранца: вот вам и утешение, и компенсация, так что никаких претензий ни к убийцам, ни к власти. Фантастика? Увы, реальная «правоприменительная практика». Год за годом выдавливая на тот свет по миллиону коренных жителей, руководство РФ и не подумало объявить по ним траур: что им до «нежизнеспособного» населения «этой страны»? «Пусть мертвые хоронят своих мертвецов»! 

А вот сгорел бордель со шлюхами и клиентурой – сразу истерика: мол, а если бы там были мы? 
   
Старый анекдот. 

В море тонет богатый круизный пароход. Шлюпки смыло, помощи нет. Один из пассажиров взмолился: «Боже! Я понимаю, что наказан по грехам своим: всю жизнь я воровал, лгал, предавал и развратничал. Но за что гибнут эти невинные люди?» На что Господь ответил: «Не беспокойся, сын мой. Я вас, ублюдков, три года на этот рейс собирал». 
   
P.S. Г-н президент! Срочно проверьте огнетушители! 
   
А. Ермолаев https://www.snd-su.ru/

А теперь смотрим чем поят «хромых лошадей»:

Коньяк 50г - 1000 рублей
Водка 100г - 400 рублей
Красное сухое один бокал - 300 рублей
Коктейль 200г. - 260 рублей
Вино белое один бокал - 220 рублей
Сок морковный ананасовый 0,25 - 220 рублей

Кто же может позволить себе, в небогатом регионе, посещать такие дорогие заведения? О ком вы подумали? Правильно:

 - в результате пожара в пермском ночном клубе «Хромая лошадь», погиб старший специалист отдела по работе с личным составом Мотовилихинского УВД Максим Заморин. Тяжело пострадал сотрудник центра по противодействию экстремизму М.М.Ельмурзиев.

Но самый большой удар пришелся по руководству оперативно-розыскной части (ОРЧ) БЭП №2 краевого ГУВД.

Погиб начальник Кудымкарского отделения этого антикоррупционного подразделения Арнольд Зубов, а его жена, судья Кудымкарского городского суда Марина Зубова получила ожоги. 

Замначальника одного из пермских отделов ОРЧ Андрей Миньков доставлен на лечение в Москву. 

Начальник ОРЧ БЭП № 2 подполковник Владимир Жильцов, также получивший ожоги, находится в одной из пермских клиник.
7 декабря 2009 Просмотров: 5 583