Неонацистская приманка: разделяй наши взгляды, и мы тебя не тронем

Генеральная прокуратура РФ возбудила уголовные дела против лидеров «евромайдана» – радикальных националистов Олега Тягнибока, Дмитрия Яроша, Александра Музычко и еще целого ряда подобных им персонажей. Вышеназванные граждане Украины обвиняются в участии в террористической деятельности на территории Чеченской республики в 1990-х и 2000-х гг. и нападениях на подразделения федеральных сил РФ. Свои симпатии к исламским террористам украинские националисты сохранили по сей день, доказательством чему служит обращение руководителя «Правого сектора» Д. Яроша к Доку Умарову, опереточному лидеру кавказского бандподполья, с призывом вместе воевать против России.

 

Как и водится в таких случаях, западные правозащитники не заметили этой идеологической смычки украинского неонацизма, исламского экстремизма и проевропейской демократии. Это развязало руки украинским ультраправым, и они потащились с бандеровскими знаменами в Донецк и Луганск, Одессу и Харьков, обещая наказать юго-восток страны за антибандеровские настроения. В недрах «Правого сектора» была создана специальная структура для проведения карательных акций на территории русскоязычной Украины, командиром которой назначили некоего Андрея Белецкого.

 

Мы наблюдаем очередное дежавю: куда приходит Запад, туда обязательно приходят неонацизм и экстремизм. Так происходит в Молдавии (где румынский союзник Гитлера маршал Антонеску чествуется как герой), так происходит в Прибалтике (где по столичным улицам шествуют недобитые эсэсовцы), так происходит и на Украине (где вся операция по свержению президента В. Януковича прошла под неонацистскими лозунгами). Более удачного средства, чем экстремизм и неонацизм, для сдерживания России найти просто невозможно. И это же средство является наиболее эффективным методом дестабилизации евразийского пространства, где может возникнуть, к вящему ужасу Запада, альтернативный Вашингтону и Брюсселю геополитический полюс силы. Для предотвращения данного сценария коллективный Запад готов воспользоваться грязными услугами хоть террористов, хоть неонацистов. История с Евромайданом – мезансцена из того же спектакля.

 

Параллельно с кнутом Запад решил использовать и пряник, и вот из уст руководителей украинских националистических группировок вдруг полились медоточивые речи, обращенные к русскоязычным жителям страны. Дескать, притеснять никого не будем, просим только принять «проевропейскую украинскую революцию», и не думать о федерализации. Те, кто подло стрелял в спину русским солдатам в Чечне, вдруг вознамерились проявить свою любовь к русскому народу. О терпимости к русскоязычной Украине заговорил даже Дмитрий Ярош, лидер «Правого сектора» - самой агрессивной группировки «евромайдана». Правда, не устоял перед соблазном обставить все это пробандеровской риторикой, и уточнил, что «Правый сектор» руководствуется методологией национальной политики Степана Бандеры: по-братски будем относиться к тем, кто с нами; терпимо к тем, кто нейтрален, и враждебно к тем, кто против. Другими словами, русскоязычным жителям Украины намекнули, что благорасположением таких зверопримитивных особей, как Д. Ярош, смогут пользоваться только те из них, кто встанет в ряды необандеровских шаек. Те, кто ни «за», ни «против», должны будут довольствоваться равнодушным к себе отношением. Тех же, кто посмеет не разделить пронацистких симпатий Д. Яроша и Кº, ждет насилие.

 

Сейчас Украину накрыла черная муть русофобии. Она сочится из газет, радио, телевизионных экранов, социальных сетей. С выходом Крыма из-под юрисдикции Украины градус русофобских настроений повысится до уровня истерии. Киеву срочно нужен внешний объект, на которого можно было бы списать все беды и горести Украины, а тут рядом Россия! Как не воспользоваться? Русские и русскоязычные граждане Украины, не принявшие «евромайдан», оказались меж двух огней: с одной стороны, на них оказывается психологическое давление (как же, «предатели евромайдана»), с другой им подсовывают приманку – разделяй наши взгляды, и мы тебя не тронем.

 

* * *

 

В истории украинского национализма было несколько персон, русских по происхождению, но «ставших» украинцами по политическим соображениям (как по Коцюбинскому, который говорил, что для некоторых «украинец» - это профессия). Как правило, это были антисоветчики прозападного толка, и с сомнительной биографией. Возьмем, к примеру, Владимира Державина (1899-1964). Сам признавался, что слово «украинец» имеет для него политическое значение. Прошел традиционный для «профессиональных украинцев» путь: из оккупированной Украины перебрался в 1943 г. в фашистскую Германию, у которой на «политических украинцев» были свои планы. Там влился в ряды Украинского художественного движения (Мистецький український рух - МУР). По вполне объяснимому совпадению, произведения членов МУР печатало издательство с характерным названием «Прометей» (в Новом Ульме). Такое название носило множество польских политических организаций, специализировавшихся на доктрине «прометеизма», суть которой в сравнении Польши с легендарным Прометеем, который несет огонь свободы народам, «порабощенным» Россией. В 1943 г. польский Прометей корчился под гитлеровским сапогом, но сама идея гитлеровцами, а затем их идейными наследниками в ФРГ использовалась по максимуму.

 

В МУР нашли приют многие сбежавшие к фашистам «українські митці». Один из них – Юрий Шевелев (1908-2003). В независимой Украине его чествуют, как выдающегося деятеля, и даже сделали почетным доктором Харьковского университета и Киево-Могилянской академии. Отец Шевелева был потомком российских немцев (настоящая фамилия – Шнайдер), и русским в душе. Поэтому и сменил немецкую фамилию на русскую. А его сын Юрий с приходом нацистов быстро перекрасился в их пособника и патриота «незалежной України». Публиковался в «Українському засіві» и в журнале «Пробоем» (издавался в Праге в качестве печатного органа ОУН). Вместе с оккупантами бежит в Германию, а оттуда – в США, где продолжал распространять бациллы украинского национализма под зорким оком американских спецслужб.

 

Еще один «митець» - Виктор Петров (1894-1969)– один из основателей МУР. Завел роман с женой другого «митця» из МУР – Николая Зерова. В 1941 г. комфортно чувствовал себя в оккупированном немцами Харькове, где выпускал «Український засів» - журнал Отдела пропаганды немецкой армии на Украине. Вместе с фашистами бежит с Украины, подвизается в Украинском свободном университете в Мюнхене и Украинским научным институтом в Берлине. Поговаривают, что советской разведке удалось его перевербовать, но документальных подтверждений этому не найдено. В. Петров вернулся в СССР, бросил свои националистические штучки, и спокойно жил в Киеве, за что его сильно невзлюбили бывшие коллеги по цеху.

 

Есть версия, что этническим русским был и сам гуру интегрального украинского национализма Дмитрий Донцов (настоящая фамилия – Шелкоперов). Сам он это отрицал, но Вячеслав Липинский (этнический поляк, и оппонент Д. Донцова) называл его «москалем».

 

Понятно, какие русские на Украине нужны лидерам «евромайдана». Такие, как В. Державин, такие, как Ю. Шнайдер-Шевелев, такие, как В. Петров до своего возвращения в Советский Союз. Т.е. пособники иноземных оккупантов и предатели своей истории. Только такие могут приветствовать произошедший на Украине необандеровский переворот. Только такие могут равнодушно взирать на портреты Бандеры и Шухевича, на флаги УПА и необандеровскую символику, которой «евромайдауны» любят размалевывать стены домов и памятники погибшим в Великой Отечественной войне. Словом, лидерам Евромайдана нужны такие русские на Украине, каковы сами лидеры: беспринципные перебежчики, не брезгующие ни терроризмом, ни экстремизмом, и выдающие свою политическую аморальность за образец патриотизма.

 

Владислав Гулевич

17 марта 2014   Просмотров: 4 379